Наше собачье дело. Остро необходим приют для животных долговременного содержания

НАШЕ СОБАЧЬЕ ДЕЛО. ОСТРО НЕОБХОДИМ
ПРИЮТ ДЛЯ ЖИВОТНЫХ ДОЛГОВРЕМЕННОГО СОДЕРЖАНИЯ

«Сорока» постоянно публикует фотографии брошенных собак, оказавшихся на улице чаще всего по вине их бывших владельцев. Мы сотрудничаем с руководителем автономной некоммерческой организации помощи бездомным животным «Дом, где лает счастье» из Горно-Алтайска Любовью Бураковой. Данная организация оказывает неотложную помощь попавшим в беду собакам и кошкам, ищет их прежних либо новых хозяев, ведет активную информационную работу по формированию в обществе гуманного и ответственного обращения с домашними животными. В последнее время учредители организации начали подыскивать участок для строительства приюта для бездомных животных: тот, что существует в нашем городе («Джульбарс»), не рассчитан на долгосрочное содержание животных и почти всегда переполнен. Организация «Дома, где лает счастье» готова вложить в строительство приюта собственные средства, но обращения в администрацию города и в парламент республики по поводу выделения земельного участка на законных основаниях пока результатов не дали.
Мы пригласили в редакцию Любовь Буракову и одного из соучредителей организации Елену Подскребко. В основном, речь в данной беседе идет от лица Любовь Георгиевны, но некоторые моменты разъясняет Елена Александровна.

«Создается впечатление, что это исключительно наша проблема»

— У вас юридически оформленная организация помощи бездомным животным с официальным статусом. За счет чего она существует? Ведь на корм и лечение бездомных животных требуются деньги, и немалые.
— Существует она за счет благотворителей, неравнодушных людей, которым небезразлична судьба животных, оказавшихся на улице, за счет собственных средств. Есть группа активистов и много людей, которые нам помогают, – информационно, материально, передержкой.
— Сколько это человек?
— Общая численность порядка двухсот. Кто-то звонит и сообщает, что увидел на улице лежащую собаку или кошку, больную, или сбитую машиной, коробку с выброшенными щенками или котятами. Кто-то размещает информацию в социальных сетях, кто-то выезжает, подбирает и везет животное в ветклинику, кто-то подкармливает — каждый вносит свою посильную лепту.
— Участники вашей группы имеют ветеринарное образование, навыки обращения с животными? У вас есть защитные средства?
— Нет, мы обычные жители города, не специалисты, у нас нет профильного образования, просто огромная любовь к животным. Никаких защитных средств у нас нет. К животному на улице сразу близко не подходим, сначала оцениваем ситуацию и его поведение. Если, к примеру, собака агрессивная, защищается, не подпускает к себе, мы звоним в службу отлова и просим помочь, так как у них есть специальные средства и возможности. Затем отвозим животное в ветклинику, где оно находится на лечении какое-то время, в течение которого мы стараемся отыскать его владельца, либо найти нового хозяина. Выкладываем информацию в вашу газету, на наши страницы во «ВКонтакте», в мессенджерах, в других группах, таких как «Котопес», «ЗооМир Горно-Алтайск», городских и районных пабликах, чтобы как можно большее количество людей увидели этот пост о животном.
— Сколько времени вы активно работаете?
— Как группа энтузиастов-волонтеров – с февраля этого года. 6 апреля официально зарегистрировали автономную некоммерческую организацию помощи бездомным животным «Дом, где лает счастье». За это время пристроили порядка двухсот животных.
— А если для животного не находится хозяин?
— Это тяжело, конечно, и такое бывает. В городе есть приют «Джульбарс», который финансируется по федеральной программе и работает по принципу «Отлов – стерилизация – вакцинация – выпуск». Согласно данной программе животное содержится в приюте 21 день, стерилизуется, а затем вывозится и выпускается примерно в том месте и том районе, где его отловили. Но не всегда собака находит свой дом либо ее находит прежний владелец. Многие владельцы и вовсе не затрудняют себя поисками пропавшего питомца, к огромному сожалению. И такие животные снова оказываются на улице.
— Вы и по республике ездите?
— Бывает, выезжаем. Вчера ездила в Усть-Муны, забрала там больную собаку, привезла в ветеринарную клинику, поместила в стационар. Она бывшеприютская, местные жители все время от нее стараются избавиться.
— Она набедокурила там?
— Нет, но местные жители негативно настроены, утверждают, что это не местная собака, требуют убрать ее, угрожают избавиться от нее любыми способами. Жестокость и равнодушие со стороны людей – это та огромная проблема, с которой мы постоянно сталкиваемся.
— То есть после приюта собак выпускают, если не находится хозяин?
— Да. Так должно быть в соответствии с федеральным законодательством. Выпущенные в естественную среду обитания собаки абсолютно не агрессивные, они вакцинированные, социализированные, так как в основной своей массе это бывшедомашние собаки, доверяющие людям и любящие их. Однако даже такие животные мешают жителям, они пишут, звонят, требуют убрать их с улиц. А куда убрать? У нас нет приюта, где собаки могли бы содержаться долгое время, возможно, до конца своих дней. Цель нашей организации как раз и заключается в строительстве такого приюта, однако бюрократические преграды не позволяют достичь ее максимально быстро. Мы готовы вложить в строительство этого социально значимого объекта собственные средства. С этим вопросом мы неоднократно выходили на администрацию города, в Госсобрание – Эл Курултай, у нас есть письма, ответы на запросы.
— Вам требуется только место?
— Да. И в данный момент в Майминском районе есть подходящий участок. Он отмежеван, ему присвоен кадастровый номер. Это район бывшей свалки ТБО. По категории земель данный участок соответствует требованиям по размещению приюта для бездомных животных. Но, к сожалению, появилась информация, что этот участок планируют выставить на коммерческий аукцион. То есть, помимо вложений собственных средств в строительство социально значимого объекта нашей общественной некоммерческой организации придется изыскивать дополнительные деньги для участия в торгах с неизвестной финальной ценой арендной платы за участок. При этом мы будем вынуждены соревноваться в торгах с коммерческими организациями.
— А разве вы не имеете права по закону, как некоммерческая общественная организация, получить земельный участок в аренду под строительство приюта, минуя торги?
— Имеем право. В соответствии с Федеральным законом N 7-ФЗ от 12.01.1996 «О некоммерческих организациях» органы местного самоуправления вправе предоставить автономной некоммерческой организации земельный участок для безнадзорных (бездомных) животных без проведения торгов, так как мы осуществляем деятельность в области защиты животных, направленную на решение острой социальной проблемы и имеем право рассчитывать на поддержку со стороны органов государственной власти и органов местного самоуправления. Однако складывается впечатление, что у данных структур нет в этом заинтересованности. А ведь проблема безнадзорных животных – острая социальная проблема, касающаяся абсолютно всех и каждого, а не только нас, зоозащитников.
— Конкретно, что именно вы делали, чтобы добиться выделения участка под строительство приюта?
— Были на приеме у мэра города Сафроновой, у главы Комитета ветеринарии с госветинспекцией республики Тодошева, у депутата Горсовета Кима, у председателя Комитета ГС – ЭК РА по экологии и природопользованию Рябченко. В Эл Курултае недавно прошло совещание, где присутствовали представители муниципалитетов города и Маймы, Комитета ветеринарии, природоохранной прокуратуры, фонда помощи бездомным животным «Котопес», приюта «Джульбарс», депутаты Горсовета – все службы, так или иначе связанные с этой проблемой. Я выступила с просьбой о выделении нашей организации в рамках муниципально-частного партнерства земельного участка для строительства приюта за счет собственных вложений.
— По закону вы же не сможете его использовать под другие цели, под бизнес какой-то?
— Нет, конечно, участок предоставляется в аренду для целевого использования, и никак иначе.
— Как должен выглядеть такой приют? Есть ведь современные нормы для такого рода объектов?
— Совершенно верно, существуют санпиновские правила проектирования приютов. Эти требования будут соблюдены при строительстве объекта. Заказываем проект, и далее все по современным стандартам: спецпомещения для животных, выгульные зоны, уличные вольеры, обслуживающий персонал, организация питания, лечения, содержания и так далее.
— Если в нем собаки будут достойно содержаться, выглядеть ухоженными, здоровыми и вы будете активно работать с общественностью, их ведь будут разбирать?
— Таких гарантий, конечно, нет. Именно с этой целью мы и хотим построить приют, в котором невостребованные животные смогли бы находиться сколько угодно, вплоть до естественной смерти. В этом и заключается гуманное отношение к животным. Мы хотели бы устраивать экскурсии в приют для людей, которые планируют завести животное, чтобы наглядно показать, какая это ответственность, какой уход требуется, сколько нужно уделять времени и внимания. Может быть, кто-то откажется от этой идеи. Либо кто-то откажется от покупки дорогой породистой собаки или кошки, а возьмет из приюта. Сейчас многих породистых животных выбрасывают на улицы. К сожалению, недобросовестные частные заводчики, так называемые «разведенцы», используют животных в качестве заработка и продают их задешево. А когда человек покупает породистую собаку или кошку за небольшие деньги, он ее не воспринимает как что-то ценное. Пока маленький миленький щенок или котенок – с ним интересно и мало хлопот, а когда он вырастает и начинаются проблемы либо надоел, его просто выбрасывают на улицу. Мы как волонтеры регулярно посещаем местный приют и своими глазами видим, что туда попадают таксы, хаски, алабаи, лабрадоры… Породистых собак все чаще и чаще мы встречаем просто на улицах города. Например, в последнее время увеличилось количество бездомных хаски – худых, грязных, несчастных. Насколько нам известно, где-то в нашем регионе есть питомник по их разведению и продаже. А ведь это такая собака, которая требует очень много внимания. Они крайне активны. Пока щенок – игривая, красивая, нравится, а как начинает подрастать, от нее избавляются.

Зло — не в собаках, а в безответственности людей

— Вы смотрели в глаза этим людям, которые выбросили животное?
— Много раз. В них пустота. Они не осознают, что сделали, не понимают, в какие условия попадает это несчастное животное, которое когда-то было членом их семьи. Мы находили хозяев через соцсети, через «сарафанное радио», пытались убедить взять обратно. В ответ слышали: «Да она нам не нужна». Продают недвижимость, уезжают и бросают животных на голодную смерть, подбрасывают куда-нибудь, перекладывая ответственность за этих животных на других людей. Они не относятся к ним как к живым существам. Для них это вещи. Хотя даже старую вещь или игрушку жалко выбросить порой…
Огромная проблема возникает в весенне-летний сезон – выброшенные щенки и котята, в осенний – брошенные дачниками кошки и собаки, которые следующей весной плодят новое поколение «беспризорников». Бывает, что выбрасывают еще слепых котят-щенков. Мы ищем владельцев кормящих кошек-собак, договариваемся с ними, чтобы приняли малюток для выкармливания. Иногда сами выкармливаем из пипеток. Фотографируем и стараемся пристроить.
— Кто далек от этой темы, не понимают, а вы с этим постоянно работаете. Насколько в нашем городе и республике болезненна эта проблема?
— Очень болезненна. Очень много выброшенных животных. Приют этой зимой был переполнен. Он рассчитан на 50 голов, а бывало и в два раза больше. А люди все писали и писали заявки на отлов. Патовая ситуация.
— Общественность после недавнего случая гибели ребенка в Оренбурге настроена к собакам очень негативно, чего скрывать. Обсуждался даже вопрос эвтаназии.
— В связи с очередным трагическим случаем активно муссируется такое мнение: да что нянчиться с этими собаками, нужно очистить от них город, да и все. Изменить это отношение сложно. В первую очередь, нужно переломить такую тенденцию, что собаки – это зло. Зло – не в собаке, зло – в человеческой безответственности. Это результат, следствие, а не причина, с которой необходимо бороться.
Как нам кажется, коли уж люди относятся к животным как к вещам, нужно сделать их приобретение и использование дорогим удовольствием. Чтобы, как во всех цивилизованных странах, за них платился налог. Чтобы животные были обязательно маркированы (чипированы). Микрочип с уникальным номером вводится под кожу животного, который заносится в единую систему идентификации. По этому номеру в дальнейшем появится возможность устанавливать владельцев потерявшихся или брошенных животных либо нанесших вред человеку, и привлекать нерадивых хозяев к ответственности.
Когда в апреле поднялась шумиха по поводу внесения поправок в Федеральный закон 498-ФЗ «Об ответственном обращении с животными», мы собрали порядка 500 подписей неравнодушных граждан и направили обращение на имя Главы Республики Алтай Олега Хорохордина. В нем мы написали, что наша организация против введения новых поправок в закон (о том, что каждому региону предоставляется самостоятельное право решать, что делать с безнадзорными животными), и против введения эвтаназии для бездомных животных. Надо было успеть выразить свое мнение до рассмотрения законопроекта в Госдуме в первом чтении. Одним из пунктов в нашем обращении было предложение об обязательной идентификации домашних животных (собак и кошек).
— Ответ был?
— Ответили, что Госсобранием – Эл Курултай Республики Алтай направлено обращение на имя Министра сельского хозяйства РФ Патрушева и Министра природных ресурсов и экологии РФ Козлова о необходимости внесения изменений в федеральное законодательство по вопросу обязательной маркировки домашних животных.
Еще раз повторю: силами наших газет, соцсетей и различных СМИ демонизируется образ бездомных собак, идет нагнетание ненависти, нетерпимости к этим животным, что формирует в общественном сознании негативное отношение к ним, и мы видим результат: над ними начинают издеваться, калечить, травить, отстреливать. Необходимо воспитывать в людях правильное отношение к животным, с детства прививать доброту и человечность.
— Тем не менее, нужно соблюдать какие-то правила безопасности и учить этому детей.
— Верно. Не подходить к незнакомой собаке, не трогать ее, не убегать от нее, не бросать палками и камнями, не дразнить, не замахиваться, не наезжать на нее на самокате или велосипеде, вести себя спокойно. Вы же не ведете себя таким образом с незнакомыми людьми? Так почему же к животным позволяете себе так относиться?

«Нам очень не хватает человеческих рук»

— Любовь Георгиевна, такой неформальный вопрос: почему у вас сложилось неравнодушное отношение к животным?
— Меня научили этому с детства, у нас дома всегда были собаки и кошки. К ним было принято относиться как членам семьи, заботиться о них, разговаривать с ними, играть, гладить, кормить. На протяжении всей своей жизни я всегда старалась помогать животным.
— У вас в настоящее время есть дома собаки, кошки?
— Да, есть. Три кошки, четыре собаки. И все они бывшие бездомные.
— А у вас, Елена Александровна?
— У меня две собаки, и там, где я работаю, подкармливаю несколько собак.
— Что, на ваш взгляд, чувствует домашнее животное, когда оказывается в одиночестве, без хозяина, в приюте? Какие эмоции вы испытываете от общения с такими животными?
— В основном, все собаки, которые попадают в приют – бывшедомашние, они не боятся людей, любят обнимашки и общение. Но есть такие, которые находятся в состоянии жуткого стресса и шока, они забиваются в угол и трясутся, не притрагиваются к еде и воде, боятся прикосновении чужих людей. Мы таким насильно не навязываем свою любовь, налаживаем контакт постоянными визитами, кормлением, разговариваем с ними. Они быстро отходят, начинают доверять. Многие собаки ждут не дождутся, когда мы приедем, узнают нас по голосам – начинается радостный визг, лай, они рвутся к нам, стоят на задних лапах, смотрят в глаза, улыбаются. Эмоций очень много.
— Вы их забираете, выгуливаете?
— По возможности, да. У нас очень остро стоит проблема нехватки волонтерских рук.
— Вам нужна не только денежная помощь, а люди, которые готовы время уделять?
— Безусловно. Мы нашли возможность договориться о наших постоянных визитах с руководителем приюта «Джульбарс», но волонтеров мало, ездят, в основном, одни и те же.
— Кстати, это легко было, договориться о посещениях приюта?
— Изначально было не очень легко, нас не воспринимали, видимо, ждали какого-то подвоха. Но со временем мы пришли к такому уровню взаимопонимания, что руководство приюта идет нам навстречу, а мы стараемся оказывать им посильную помощь. Приведу один из ряда случаев: волонтеры заметили на улице собаку с раненой лапой, у которой была перебита плечевая кость из-за пулевого ранения. Собака никого к себе не подпускала, жутко боялась людей. Наши волонтеры несколько дней не могли ее поймать, чтобы отвезти в ветклинику. Мы обратились за помощью к руководителю приюта «Джульбарс», он лично помог ее отловить, и собака в итоге была спасена.
Хочу отметить и обратить внимание соответствующих органов, что в последнее время все чаще и чаще мы сталкиваемся со случаями огнестрельных ранений у собак.
— Если новый человек придет вместе с вами, захочет принять участие в вашей деятельности, его пустят к собакам?
— Необходим инструктаж по правилам безопасности. Думаю, да, но в вольеры, конечно, его не запустят, а выгулять спокойную, неагрессивную собаку на поводке вполне реально. Помыть миски, разложить в них корм, налить в ведра воды – все это можно спокойно делать новичку. Мы обращались в молодежный Народный фронт с просьбой о помощи приюту, они отправляли членов своей организации. Приходили ребята пару раз, выгуливали собачек, помогали в уборке, но постоянным членом нашей группы никто из них потом, к сожалению, не стал.
Нам периодически звонят неадекватные люди, говорят, что мы бездельники, что нам заняться нечем, что публикуем фотографии каких-то страшных собак в газете. Они не понимают, что мы, по сути, решаем общую для всех проблему – наличие бездомных животных, которую эти же самые люди переложили на плечи других.
— То есть, пусть это будет рядом с нами, но мы этого видеть не желаем, пусть собаки болеют, погибают…
— Один мужчина прямо говорил: «Вы дураки, ерундой занимаетесь, их надо убивать, этих собак, вам лучше нужно детей спасать…» Я думаю, что человек, который так говорит, вряд ли и детям будет помогать. А вот как раз те, кто помогает животным, небезразличны и к детям, и к другим людям, нуждающимся в помощи. Я это вижу по нашим волонтерам. Это неравнодушные люди.
— Некоторые ненавидят собак, и мне жаль этих людей. Они дарят нам такую радость, такую любовь.
— Согласна. К сожалению, в нашем городе не созданы условия для людей с собаками. Нет площадок для выгула в каждом районе города. Построили площадку в конце улицы Сосновой, огородили, но ею никто не пользуется, она заросла бурьяном. Нам этот участок администрация предлагала для строительства приюта. Я туда выезжала дважды. Размеры данной площадки не позволяют разместить на ней наш объект, в соответствии с предъявляемыми к нему требованиями, и, к тому же, подъезд и территория участка загромождены строительным мусором, в том числе крупногабаритным, в связи с чем приведение в порядок данной территории потребует значительных дополнительных денежных вложений.
— Какие советы вы бы дали тем, кто хочет завести домашнее животное?
— Прежде чем завести собаку либо кошку, нужно сто раз подумать, справитесь ли вы с этим грузом ответственности. Будут ли у вас: время для общения с животным, игр, выгула, воспитания, средства на лечение, на корм, куда вы его денете, если вдруг заболеете сами или поедете в отпуск?
— Это, конечно, немного отпугивающе звучит, но обычно бывает как? Заведут животное и так к нему привязываются, что готовы уже сколько угодно платить и все для него делать.
— Не всегда бывает так, к сожалению. В республике, в основном, частный сектор, люди берут собак исключительно ради охраны, чтобы лаяли, чужих отпугивали, а кошек – чтобы ловили мышей. Я сомневаюсь, что этим собакам или кошкам ежегодно делают прививки по плану, при каких-то заболеваниях везут сразу в ветклинику, кормят не объедками со стола, а полноценным кормом. Некоторым себя бы прокормить, о животных мало думают. И то, что с ними не гуляют, все время держат на цепи, это тоже жестокое обращение с животными. Их надо выгуливать, а не отпускать на самовыгул, во время которого домашнего питомца могут загрызть другие сородичи во время «собачьих свадеб», может сбить машина либо застрелить или отравить «добрый» сосед, поймать и увезти в приют служба отлова. Чтобы ваше животное не плодилось бесконтрольно и безостановочно, необходимо его стерилизовать. Администрациям сельских поселений необходимо активно и систематично проводить работу с населением по вопросам, связанным с содержанием домашних животных, принимать своевременные меры по решению возникающих проблем, вести разъяснительную работу, убеждать людей в том, что их питомцы – это их ответственность в первую очередь!
И важно вот еще что отметить. Очистить территорию от собак, как призывают некоторые, – это значит ликвидировать звено в экосистеме, которую создала сама природа. Убери собак – в город, в села придут крысы, лисы, которые являются разносчиками чумы и бешенства, придут волки и другие дикие животные. Собаки – защитный барьер между дикими животными и людьми, ведь первый удар они примут на себя, если «линия фронта» будет прорвана незваными гостями из леса.
— Честно скажу: когда верстаю страницы с вашими фотографиями, у меня сердце кровью обливается. То же говорят и другие сотрудники «Сороки». Входят, конечно не все, малая часть. Снимки не всегда качественные, нужно выбирать. И когда посмотришь много фотографий…
— Фотографии не передают и сотой части той боли, что мы видим в глазах брошенных, потерянных животных. Когда мы едем, например, в приют, то «собираем все свои эмоции в кулак». Это больно, тяжело, страшно, но мы едем туда и делаем эту работу: чистим клетки, моем миски, кормим животных, выгуливаем, обнимаемся с ними. Вы не поверите, как они рады нашему вниманию, насколько хотят человеческой ласки, тепла. Они очень скучают по людям. Находясь там, все мысли направляем на то, что нужно сделать – накормить, напоить, погладить, поговорить, а когда возвращаемся домой – тут начинаются слезы… Вспоминаются эти глаза, наполненные страхом, непониманием, тоской, надеждой, глаза, глядящие прямо в душу.
— Нам тоже читатели некоторые говорят: да надоели, открываешь газету – опять эти собаки. Но у нас в коллективе считают, что вы, можно сказать, выполняете благородную миссию, и мы в какой-то мере причастны к этому. Эффект от наших публикаций есть, скажите?
— Да, есть. Либо старые хозяева узнают своего потерянного питомца и приезжают, забирают, либо знакомые кого-то узнали, либо просто понравилась собака на фотографии. Многих собак благодаря публикациям в вашей газете нашли прежние владельцы. Многих просто приехали и забрали неравнодушные люди. Мы вам выражаем огромную благодарность и надеемся на дальнейшее сотрудничество с вами.
— Я надеюсь, что наш с вами разговор поможет кому-то понять, почему мы упорно публикуем фотографии собак, ваши призывы к гуманному обращению, посты и рассказы о судьбах каких-то конкретных животных. Что это не просто страшилки или нам нечего делать.
— Мы стараемся писать посты более подробно о тех животных, которые, в первую очередь, нуждаются в помощи, – подвергшиеся насилию со стороны человека, брошенные, с тяжелой судьбой. Мир стал жестоким, и кто страдает от этой жестокости в первую очередь? Существа, у которых нет никаких прав, беззащитные и слабые, которые не могут подойти и попросить еды или сказать, что у них что-то болит, что они потерялись, или над ними издевается «хозяин». А ведь эти удивительные существа наделены чувствами, интеллектом, они способны, как и человек, испытывать эмоции – могут радоваться, скучать, обижаться, страдать от депрессии и тревоги, даже плакать. И испокон веков, живя бок о бок с человеком, эти преданные животные стояли на защите его дома и семьи, были верными друзьями, помощниками, и потому имеют полное право продолжать жить на этой планете, рядом с нами, людьми, и рассчитывать на нашу поддержку и заботу.
Беседовала Александра Строгонова

Post by admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *