Сессия. Нет покоя Манжерокскому озеру

СЕССИЯ. НЕТ ПОКОЯ МАНЖЕРОКСКОМУ ОЗЕРУ

14 июля 2023 года состоялась внеочередная (XXXVII-я) сессия Госсобрания — Эл Курултай Республики Алтай, где рассмотрели всего два вопроса, но обсуждения при этом были интересными, так что предлагаем их вниманию наших читателей.

В заседании приняли участие 33 депутата из 41. Первым был рассмотрен и принят проект о внесении изменений в закон о республиканском бюджете на 2023-2025 гг.
Его представила заместитель Председателя Правительства Республики Алтай, министр финансов Республики Алтай Ольга Завьялова.
Она отметила, что законопроектом вносятся изменения в текстовую часть и приложения к Закону Республики Алтай «О республиканском бюджете Республики Алтай на 2023 год и на плановый период 2024 и 2025 год» в части уточнения объема расходов республиканского бюджета, в том числе увеличения на 150 млн рублей на 2023 год и уменьшения на 150 млн рублей на 2024 год.
Проектом закона предлагается объем расходов и дефицит бюджета на 2023 год увеличить на 150 млн рублей за счет увеличения заимствований по кредитам кредитных организаций и за счет уменьшения расходов и дефицита бюджета на 2024 год.
Согласно вносимым изменениям характеристики бюджета складываются следующим образом: доходы остались неизменными в пределах утвержденных параметров, а расходы составят 33, 834 млрд рублей с увеличением на 150 млн рублей. Дефицит бюджета на 2023 год составит 1, 366 млрд рублей, на 2024 год — 107 млн рублей.

Независимые депутаты покусились на святое?

Слова попросил Аскар Тулебаев: «Уважаемые коллеги! Ситуация в стране крайне непростая. В условиях проведения специальной военной операции, беспрецедентного санкционного давления коллективного Запада, а также нехватки средств на повышение заработной платы в системе образования, в системе здравоохранения Республики Алтай нам необходимо срочно повысить эффективность расходования бюджетов всех уровней, повышать эффективность работы правительства, отраслевых министерств, ну и конечно парламента. В этой связи группа независимых депутатов предлагает пересмотреть закон о Государственном Собрании — Эл Курултай, а именно уменьшить количество работающих на постоянной основе депутатов.
В настоящий момент в парламенте наблюдается избыток депутатов, осуществляющих свою деятельность на профессиональной постоянной основе, что приводит к необоснованно высоким расходам республиканского бюджета. Кроме оплаты труда депутатов, осуществляющих свою деятельность на профессиональной постоянной основе, республиканский бюджет несет затраты на водителей, секретарей, обеспечение рабочего места, транспорта, расходов на ГСМ, канцелярию и прочее.
Согласно основным итогам деятельности Государственного Собрания — Эл Курултай РА за 2020-2022 годы, ряд комитетов как субъекты законодательной инициативы внесли и приняли всего от 0 до 2 законопроектов за весь год, что свидетельствует о низкой эффективности комитетов.
Соответственно, целесообразно объединить некоторые комитеты и уменьшить количество депутатов, работающих на профессиональной постоянной основе, что приведет к повышению эффективности расходов республиканского бюджета, позволит направить сэкономленные средства на нужды населения. Мы готовы внести проект закона о сокращении численности депутатов, работающих на постоянной основе. Прошу, уважаемые коллеги, поддержать данную инициативу».
Асет Заргумаров поддержал инициативу, отметив, что Аскар Тулебаев не первый раз поднимает тему эффективности бюджетных расходов: «Сокращаются доходы федерального бюджета, поэтому, наверное, сама ситуация диктует более рационально подходить к расходам бюджета. Но я бы хотел обратить внимание не только на структуру парламента, но и на структуру правительства — у Главы РА сегодня шесть заместителей. На мой взгляд, можно обойтись четырьмя замами. У руководителя Аппарата Правительства — шесть заместителей. Дело в том, что за каждым статусом закрепляется и статусный автомобиль, и прочие привилегии и прочие расходы. Почему бы нам эти сэкономленные средства не направить на, так скажем, непредвиденные расходы?
В целом, хотелось бы сказать, что надо расставить приоритеты. Посмотрел структуру министерства регионального развития — четыре заместителя, пять или шесть отделов, одно управление. В то время как в Аппарате Правительства — 10 управлений, шесть отделов… почему бы не подсократить, не объединить ряд управлений? Там получается, что на пять-шесть сотрудников один начальник. Поэтому прошу поддержать инициативу».
Петр Букач также поддержал коллег: «Мне как налогоплательщику непонятно, зачем такой большой штат, во-вторых, мне непонятно, почему при прошлом изменении бюджета не внесли эти 150 миллионов, и интересно очень, на что их потратят».
Высказался и Сергей Кухтуеков:
— Поддерживаю своих коллег. Независимые депутаты неоднократно просили руководство парламента раскрыть те затраты, которые парламент несет, потому что когда мы принимаем бюджет, мы четко не понимаем, на что будут потрачены деньги. Вчера у нас была дискуссия на комитете по поводу целесообразности 150 миллионов рублей, о которых сегодня идет речь на сессии. Как мы поняли, в прошлом году расходы парламента были сокращены, потому что решили не проводить ремонт, тем не менее, на этот год бюджет парламента остался в том же объеме. Конкурсы не объявлены, ремонта не будет, но бюджет такой же, как и в прошлом году, практически без изменений. Это говорит о том, что у нас есть скрытые резервы в республике, которые мы вполне могли бы направить на животрепещущие нужды граждан, в частности, медицину и образование.
Что касается структуры парламента, о чем говорили коллеги, то вот, например, должность, которую занимает Герман Евгеньевич Чепкин, вполне можно было бы сократить. Думаю, что его функционал может выполнять любой депутат, который работает на платной основе и даже на бесплатной, вполне себе по силам это всем депутатам…
Хотя, наверное, это выглядит смешно, да, Герман Евгеньевич, вас это умиляет, но сейчас, я думаю, ситуация такая, что не до шуток… Думаю, что деньги, которые мы тратим на содержание этой структуры, можно использовать более эффективно. Как уже сказали коллеги, работа некоторых комитетов — по экологии, по предпринимательству — по эффективности некоторых лет нулевая, а деньги тратим — как будто работаем на уровне министерства. Зарплата председателя комитета сопоставима с уровнем министра, но вы любого министра возьмите: в девять часов иной раз идешь — окна горят, люди работают, а у нас несколько другая ситуация. То есть, при одинаковой зарплате эффективность работы у нас иная, поэтому мы вполне можем отказаться от должности заместителя председателя бюджетного комитета (сейчас эту должность занимает Асет Заргумаров, — прим.ред.) и немного трансформировать структуру парламента.
Думаю, что реформа парламента назрела и перезрела и нам ситуация сейчас благоволит коренным образом поменять отношение. Ну и отчет Главы РА мы ежегодно слышим, народ видит картинки на экране о наших достижениях, мы даем оценку и могли бы так же принимать отчет и у председателя парламента и исходя из этого решать кадровые вопросы, и каждый руководитель комитета так же мог бы отчитываться о проделанной работе.
Григорий Пильтин призвал не мешать котлеты с мухами: «Давайте проголосуем за бюджет, а что касается работы кого-то, чего-то — можно отдельно поставить на повестку». Его поддержал Владислав Рябченко.
А вот Михаил Федькин высказался за предложение Аскара Тулебаева: «Необходимо поддержать. Действительно, у нас сегодня и фейерверки взлетают, и праздники у нас, и площадь мы начали ремонтировать именно в тот момент, когда каждая копейка важна, а мы не рачительно используем денежные средства. Хотел бы, чтобы правительство обратило на это внимание, ну и, конечно, посмотреть штаты и в правительстве, и в Госсобрании».
Тем не менее, за вопрос повестки проголосовали в первом чтении 29 за. 1 против, 3 воздержались, во втором и окончательном чтении — 29 за, 4 воздержались.

Корни с орехами не смешивать

Далее сессия приняла Закон РА «О внесении изменения в Закон Республики Алтай «О Красной книге Республики Алтай», внесенный Главой Республики Алтай, Председателем Правительства Республики Алтай, представленный министром природных ресурсов и экологии РА Айланом Сумачаковым.
Он отметил, что проектом закона вносится изменения в части урегулирования правоотношений по охране объектов животного и растительного мира, занесенных в Красную книгу РА путем дополнения статьей 4.1, в соответствии с которой объекты животного и растительного мира, занесенные в Красную книгу РА подлежат особой охране.
В соответствии с проектом, изъятие из естественной природной среды объекта растительного мира — водяного opexa плавающего (рогульник, чилим) Trapa natans, семейство Рогульниковые, занесенного в Красную книгу Республики Алтай, допускается в целях его переселения на период расчистки водоема, в котором произрастает водяной opex плавающий, с последующей реинтродукцией после окончания указанных работ в порядке, установленном Правительством Республики Алтай.
То есть, в целях сохранения чилима во время расчистки Манжерокского озера орех необходимо изъять с условием проведения восстановления популяции после окончания указанных работ.
Еликпай Аманчин поинтересовался у министра: «Я писал в природоохранную прокуратуру насчет растений, занесенных в Красную книгу — это золотой корень, красный корень, как с Усть-Канского и Усть-Коксинского района их вывозили «Камазами», так и вывозят. А ведь недалеко то время, когда эти корни у нас исчезнут. И прокуратура ваша отписывается, что, мол, мы лицензии не выписываем. Тогда как корни вывозятся? А люди жалуются, говорят — вы принимайте меры. И чилим — сначала его уничтожили, теперь мы вносим его в Красную книгу…»
Министр отметил, что депутат совершенно правильно поднимает вопрос, но «органы прокуратуры, которые надзирают за исполнением законодательства, очень профессионально наблюдают за этим, здесь вопрос больше в правоприменительной практике.
То есть, на сегодняшний день законодательство есть, необходимо бороться с этим злом, но настоящим законопроектом мы не говорим про золотой корень, мы говорим, что водяной орех чилим, который произрастает в озере Манжерокском, в связи с тем, что озеро сейчас активно заболачивается, необходимо перед расчисткой… то есть, нужны правовые основания, и мы сейчас не включаем или исключаем из Красной книги какое-то растение, мы даем полномочия правительству установить порядок для того, чтобы профессионально, на законном основании, временно пересадить в пределах этого же водоема этот чилим, дабы он у нас не пропал, и после расчистки обязательно вернуть его в первоначальное состояние».

Чилим — сорная трава?

Дмитрий Софронов напомнил — пять лет прошло после приснопамятной чистки озера. Там вообще остался чилим? И если остался, то на какой площади? Кроме того, он заметил, что чилим входит в местную Красную книгу, но не в Красную книгу РФ, может быть, если его мало или не осталось у нас, то можно откуда-то пересадить?
Айлан Сумачаков заверил: «Изначально я тоже переживал и до общения с учеными несколько заблуждался в плане того, насколько может воспроизводиться этот орех. Как оказалось, действительно, вы правы, в других регионах этот орех не внесен в Красную книгу и даже не хочется говорить, но этот орех считается сорной травой и в Алтайском крае и других регионах, извините, бульдозером даже расчищают, потому что он размножается, оказывается, очень легко и просто. Поэтому на сегодняшний день переживать о том, что он у нас исчез, наверное, не стоит, более того, есть подтверждения, ученые изучали и в 2021, и в 2022 году тоже, в юго-западной части на сегодня, после того, как прошла расчистка, первый этап, очень активно начал разрастаться орех.
Более того, проектом предусматривается, когда будет временное переселение (в пределах этого же водоема), в связи с тем, что орех очень сильно разрастается, необходимы заграждения, чтобы на период расчистки орех не стал размножаться на территории расчистки. В общем, я считаю, что все будет хорошо».
Петр Букач поинтересовался, куда и на сколько будет переселяться орех, как это будет определяться. Министр ответил, что «заниматься расчисткой будут профессионалы из Минприроды России, точнее, Всероссийский научно-исследовательский институт экологии, подведомственный Минприроды России». Они определят ареал переселения ореха. Ожидается расчистка по прибрежным краям, где как раз идет активное заболачивание, и там, где будут задеваться заросли ореха, их будут переселять на другие концы озера. Расчистку в идеале было бы хорошо закончить в течение года, но «с учетом большой сложности процесса, в связи с которой и осуществлялась корректировка проекта… год или два на все эти процессы».

«Важно не переборщить»

В разрастании чилима усомнился и Аскар Тулебаев, но министр заверил — и в 2021 году, и в 2022 приезжали ученые СО РАН, проводили исследования, есть фотографии, и потому и поднялся вопрос о его переселении, что его сейчас там много. «Вы говорите — много, но остальные-то не видят его там. Что происходит, почему вы и ученые его видите, а другие нет? Мы вот даже фотографии не видим», — спрашивал депутат Тулебаев.
Айлан Сумачаков снова сослался на мнение ученых, упомянув имена завотделом систематики и растений Южно-Сибирского ботанического сада Алтайского Государственного Университета Смирнова, кандидата биологических наук; доктора биологических наук, профессора, директора Кузбасского ботсада ФИЦ СО РАН Куприянова, а также Кириллова В.В., заведующего лабораторией водной экологии Института водных и экологических проблем СО РАН, отметив, что на планшетах у депутатов должны быть фотографии разросшегося ореха.
Александр Груздев спросил о площади очистки и о том, что подразумевается под словом очистка.

«Если первым этапом очищается серединная часть, вторым этапом — больше по краям, по площади не скажу, это, наверное, порядка 1/3 территории озера, а сама расчистка подразумевает следующее. Дноуглубительные работы (там очень много иловых отложений, которых от дна озера порядка 3-4 метров даже). Пульпопроводом забираются донные отложения и перекачиваются на карты намыва.
Они располагаются там же, сбоку от озера, и донные отложения — это масса, которая на 90 процентов состоит из воды, и чтоб не перевозить воду просто так (а ее надо будет обязательно вернуть в водоем), используется технология, когда на картах намыва складируются донные отложения и вода оттуда стекает.
Поэтому необходим определенный промежуток времени, и когда вода вытечет, донные отложения будут увозиться», — был ответ министра. Он также считает, что убрано будет порядка 2 метров отложений, а для произрастания чилима, по его словам, необходимо от 60 до 180 см: «Важно не переборщить. Если много донных отложений убрать, другие процессы могут возникнуть».
Сергей Кухтеков спросил, для чего вообще производится расчистка: «Кому не понравилось озеро, которому тысячи лет, что его стали расчищать? И еще вопрос — почему расчистка уже идет, а подрядная организация, которая призвана контролировать этот процесс, до сих пор не выбрана? Почему расчистка уже идет, а закон о сохранении краснокнижного растения, который сейчас действует, еще не трансформирован, еще не изменен?
Мы сейчас уничтожаем это растение фактически, а закона, чтобы это сделать, у нас нет? То есть, растение на сегодня де-юре и де-факто является признанным эндемиком и его защищает Красная книга РА. Почему процессы идут, а законодательных основ для этих процессов нет? Скажите еще, если расчистить весь ил, куда будут высаживаться привезенные растения?
И последнее — почему до тех пор, пока Сбербанк не купил территорию вокруг озера, вопрос изменения Красной книги Республики Алтай не поднимался? А как только прошел аукцион и появился собственник, эти вопросы начали подниматься».
Айлан Сумачаков отвечал, что депутат прав — чилим у нас эндемик, но это в Республике Алтай, потому что по температуре воды озеро Манжерокское, наверное, у нас единственно пригодное для произрастания водяного ореха; «почему возникла необходимость после того как зашел Сбербанк — эти законопроекты предусмотрены для того, чтобы были правильно переданы полномочия правительства, чтоб устанавливать порядок, а не для того, чтобы инвестор мог реализовать свой инвестпроект. Тут надо разграничить инвестпроект Сбербанка и расчистку озера, которое просто-напросто заболачивается и есть соответствующие основания и опасения ученых, которые не нами придуманы, и на самом деле заболачивание стало происходит годов так с 70-х активно.
Это процесс неизбежный и вы правы, до нуля донные отложения абсолютно недопустимо убирать, будет убираться определенная часть. Если убирать их совсем, это приведет не только к тому, что растениям негде будет приживаться, но и будут открываться родники и могут быть неконтролируемые процессы, о которых я говорил. Что касается стройконтроля, то аукцион по отбору в рамках конкурентной среды, нами были проведены торги, такая организация есть…»

Сбер спешит на помощь

Сергей Кухтуеков еще раз сделал упор на том, что в данный момент чилим — эндемик и сейчас он безосновательно уничтожается, закон же еще не изменен. «Растение не уничтожается. Наоборот, сейчас в рамках заключенного государственного контракта ведутся те подготовительные работы, которые можно вести, не затрагивая чилим, он же распространен не на всей акватории площади озера. Второе, когда возникнет необходимость пересадки чилима — а согласно мнению ученых, вегетационный период такой, что пересадку можно производить только в определенное время, это порядка полутора месяцев, середина июля — конец августа — только тогда ВНИИ экологии сможет приступить к пересадке. То есть, никто не уничтожает орех, необходим контроль и стройконтроль есть, все будет в пределах закона», — говорил Айлан Иванович.
В зале присутствовал директор ВК «Манжерок» Владимир Щербинин. Он пояснил: «ВК «Манжерок» не покупал никаких земель, с 2004 года он владеет землями еще предыдущего инвестора, новосибирской компании «Алемар», эти земли достались в наследство Сбербанку, никаких покупок, они были взяты в аренду на 49 лет.
Касаемо расчистки, основная задача — это спасти озеро. Уже на протяжении четырех лет наша организация в том числе финансирует по просьбе и совместно с минприроды РФ, спонсирует работы по экологической экспертизе и контролю и мониторингу озера.
Так, с декабря 2021 года по декабрь 2022 года выполнялись работы по экологической экспертизе озера экологическим сообществом Сибири, России. Это были горно-алтайские экологи, новосибирские, это Академгородок, Сибстрин, ИВЭБ СО РАН (Барнаул). На протяжении года брались все анализы, мониторились все погодные, природные условия, изменения, и на основании этого был написан большой отчет, четыре тома, который мы передали минприроды для понимания, что происходит и какие нас ждут в ближайшее время изменения по озеру. Если говорить коротко, одно из заключений — на протяжении 3-4 лет озеро в экологическом смысле будет как болото. Соответственно, было принято решение и поднимался этот вопрос при приезде Михаила Владимировича, о том, что необходимо спасать это озеро. Михаил Владимирович дал поручение Александру Александровичу Козлову, было большое совещание, в рамках которого рассматривалась основная задача — спаси озеро Манжерокское. По итогам этого совещания наше руководство в том числе взяло на себя обязательство по софинансированию реабилитации, спасения озера. Хотел бы так же сказать, что никакие работы сейчас не ведутся, вернее, идут работы по подготовке карт намыва, та машина, что сейчас находится на озере — стоит в спящем режиме, не осуществляет никаких работ, стоит на севере озера и ожидает времени, когда можно будет начать работу, а это возможно после того, как произойдет оплодотворение чилима, после 20-х чисел.
Тогда будет осуществляться его пересадка из южной части в северную и только после этого начнется работа в ареале обитания ореха. Чилим будет спасен, за это отвечает новосибирский экологический центр, который будет заниматься его пересадкой. Чилим однозначно останется в озере. То, что коллеги говорят, что его не видели — можете приехать на курорт «Манжерок», выделим вам человека, можете поплавать по озеру и посмотреть, в каком колоссальном объеме он сейчас там находится. Это больше 30 процентов территории озера, из-за низкой глубины вода хорошо прогревается и он активно размножается».

У кого память короткая?

Дмитрий Софронов напомнил, что до первой расчистки озера «как раз на южной его стороне было по колено, ходить невозможно было, провели расчистку — хорошо, чилим разрастается, но в озере-то купаться стало нельзя. Какой это был, 2018 год?
Торжественное открытие, собрали бюджетников из Горно-Алтайска, привезли, бесплатный пляж, а вода-то помните какая стала? Озеро стало мельче и еще грязнее, чем было».
Тем не менее, депутат смотрит на вопрос оптимистически, выражая надежду, что после расчисток в озере можно будет купаться, будет нормальный пляж и нормальная вода.
Сергей Кухтуеков взял слово: «В свете всего сказанного я бы просил всех не спешить с принятием этих поправок, отложить принятие этого закона, провести выездной комитет на озере Манжерокском, потому что еще несколько лет мы с вами говорили и все высказывались однозначно, что такая расчистка озеро убила.
Все это понимали, но оказалась у многих очень короткая память и об этом забыли и пытаемся сделать то же самое еще раз. На мой вопрос по документации (экологическая экспертиза), которая есть в распоряжении ВК «Манжерок» и которая поступила в министерство экологии, никто так и не ответил, но хотелось бы получить информацию об этих исследованиях во всеобщий доступ. И принимать такой важный закон, который будет работать долгое время, без этой информации я считаю некорректным или же на основе информации, которая поступила в распоряжение, скажем, час назад.
Поэтому я и предлагаю отложить принятие законопроекта и провести выездное заседание с привлечением экспертов из Республики Алтай, как раз они-то говорят, что Манжерокское озеро озером не является, оно всегда было болотом и на нем размножалось огромное количество растений и насекомых, которые занесены в Красную книгу, считаются исчезающими видами, и сейчас мы так, с легкой руки принимаем этот законопроект и даем зеленый свет дальнейшему уничтожению этого озера».
Александр Груздев считает, что хоть сейчас с этой очисткой и преследуются благие цели, но депутаты-то рассматривают закон о внесении изменений в Красную книгу, где нет слов об очистке, а есть о сохранении: «Поэтому тут нам представитель «Манжерока» не туда информацию дает. Второе, говоря о чилиме, его переселении… Это же не будет работать как программа о переселении из ветхого жилья, мы его переселим, потом поменяем и он вернется на прежнее место жизни. Так не бывает с растением, это не человек. Мы данными деяниями меняем гидрологическую обстановку этого озера, а что такое эта обстановка? Это первый признак и фактор, что там растение живет. Только вмешаться — и оно там жить не будет. Что и показывает очистка озера пять лет назад. Никто не задается вопросом, что озеро потеряло золотого карася килограммового размера, сейчас его там нет, как и щуки. Мы же об этом не говорим? Вот влияние человека на очистку озера… Лилии — тоже практически нету. Надо понимать, или мы в Красной книге оставляем что-то, или нет, потому что эти переселения не сработают. А что касается мнений ученых — ученых много. Приведены мнения трех человек, а есть и много других, которые бьют тревогу о том, что антропогенная нагрузка на озеро приведет к полному исчезновению данного вида растений».

Почему Телецкое надо чистить, а Манжерокское — нет?

— Я как всегда удивляюсь прыти некоторых наших коллег-депутатов. Я житель Телецкого озера, — все уже, наверное, это знают, — взял слово Сергей Ложкин. — Когда речь шла о строительстве набережной, о снижении антропогенной нагрузки на Телецком, коллеги выступали, что да, лодочники, люди, местные предприниматели гадят и надо тут чистить… Мы все прекрасно понимаем, что Республика Алтай сегодня позиционируется как рекреационный регион, куда приезжает очень много гостей, и задавать вопросы про очевидные вещи, мол, зачем это делается, мне кажется просто неуместным. Понятно, большой поток туристов, которые приезжают на территорию региона, в том числе теперь приезжают в «Манжерок», в силу того, что там заработал новый отель, стало благоустроено и так далее. Ничего не вижу плохого в том, что инвестор, на территории которого находится это озеро, хочет его облагородить и те законопроекты, которые мы здесь принимаем в парламенте, как раз соответствуют тому инвестиционному климату, о котором мы говорили неоднократно на наших сессиях и так далее.
Хочется задаться еще одним вопросом — почему выборочно?.. На Телецком, значит, можно чистить и надо оберегать озеро от людей и антропогенной нагрузки, а в Манжероке, где есть все экологические экспертизы и есть проект и будут люди профессионалы заниматься этим вопросом — нельзя этого делать? Я за то, чтобы поддержать данный законопроект, я хочу, чтобы чилим на территории Республики Алтай был, и чтобы Манжерокское озеро радовало нас и наших детей своей красотой и первозданностью.
Асет Заргумаров обратил внимание — озеро уже чистили и никаких изменений в законодательстве это не потребовало: «Говорим, что особой ценности чилим не имеет, при этом он у нас в Красной книге, а экосистему чилима уже на сегодня уничтожили. Александр Анатольевич вчера сказал — складывается ощущение, что мы сами себя хотим обмануть, не знаем, чего мы хотим. И самое, наверное, главное, чего я не услышал — что через пару лет мы увидим совсем иное озеро. Об этом никто не говорит. И гарантий нет».
Еликпай Аманчин тоже высказался: «Вот Александр Васильевич Бердников тоже хотел облагородить это озеро, и что мы получили? Сейчас Греф хочет облагородить это озеро. Кто, интересно, следующий будет облагораживать? И до каких пор мы его будем облагораживать и вливать туда бюджетные деньги?»
Спикер Артур Кохоев сказал: «Позавчера был на этом озере, сам посмотрел. Ну, озеро-то погибает, давайте откровенно скажем, оно заболачивается. Самая глубина сегодня — 1,4 м — 1,6 м. Оно же погибает. Ну давайте себе прямо скажем — если мы сейчас его не почистим, то через 2 — 4 года что от озера-то останется? И кто на себя ответственность возьмет, что там будет болото?»
— Последние события показали, откуда все-таки берется ил в Манжерокском озере. Гора лысая стала, дерна не стало, деревьев не стало, дождь прошел и весь грунт ушел в озеро, — высказался Михаил Федькин. — Следующий дождь — опять та же картина. Тут надо подходить более внимательно, каким-то образом защитить эти склоны оголенные от эрозии почвы. Это вопрос номер один. Не будет эрозии — не будет озеро заиливаться.
— Но сейчас вся грязь в озере лежит, его чистить надо, — снова сказал Артур Кохоев. — В этом понимание есть? Не почистим — оно погибнет.
В первом чтении за закон высказались 26 депутатов, против — 1, воздержались 3, не голосовали 3. Во втором и окончательном чтении — та же картина. Артур Кохоев поддержал идею выездного комитета на Манжерокском озере. «Думаю, и вопросы тогда снимутся, в том числе и те. Которые коллеги сегодня озвучивали».

Инна Жулаева
Фото с сайта https://www.sibgms.ru/

Post by admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *