Пассажирские перевозки: кто виноват и что делать?

ПАССАЖИРСКИЕ ПЕРЕВОЗКИ:
КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ?

Если вас спросят, как обстоят дела с общественным транспортом в Горно-Алтайске, что вы ответите? Наверное, мы не ошибемся, предположив, что ничего хорошего вы не скажете. Единственный наш общественный транспорт — автобусы — не всегда ходит по графику, то не хватает водителей, то конфликтуют на весь город в соцсетях кондукторы с пассажирами, то стоимость проезда повышают, а лучше не становится, то автобусов больших наобещают, а их нет… Триггерная тема, в общем, как сказали бы психологи.
Депутат Госсобрания — Эл Курултай Республики Алтай Сергей Кухтуеков не один год изучал эту тему с разных сторон и поделился с нашим изданием видением, как решать все эти проблемы.

— Мне регулярно жалуются избиратели, причем не только с моего округа, особенно жители окраин города, на то, что автобусы ходят нерегулярно либо не ходят вообще. Я еще не будучи депутатом глубоко погружался в эту тему, встречался с сообществом пассажирских перевозчиков… Тогда я работал в качестве сопредседателя координационного совета по предпринимательству в администрации города, и когда меня избрали на эту должность, мы с предпринимателями проводили встречу, на которой сформулировали предложения для того, чтобы улучшить условия ведения бизнеса, чтобы бизнес мог зарабатывать, улучшать условия труда, инвестировать, ремонтировать, вкладываться в новые транспортные средства, развивать свои сопутствующие сервисы, лучше заботиться о сотрудниках. Это было порядка 8-9 лет назад. Одним из вопросов было выделение участка земли под строительство базы для стоянки и ремонта автобусов, вторая просьба предпринимателей была улучшить работу газозаправочной станции и по возможности открыть вторую, на противоположном конце Горно-Алтайска, например, на выезде из города в Кызыл-Озек. Как говорили, в центре это проблематично сделать, а там и земля есть, и логистика. Что же касается газозаправочной станции в Карлушке, там из шести колонок, заявленных номинально, одновременно могут обслуживать с нужной мощностью только две. То есть, мощности компрессора, который изначально был установлен, не хватает. Кроме того, там не было создано условий для пассажиров и водителей с кондукторами для ожидания окончания заправки. К тому же, там отсутствовали туалеты для водителей и пассажиров, изначально не были заложены в проект, что категорически не допускается и такие проектные решения в принципе не должны проходить экспертизу и прокуратура и Роспотребнадзор обязаны были вмешаться.
Также в то время было много жалоб на злоупотребление властью, то есть, зачастую проверяющие органы, чтобы показать собираемость штрафов и пополнить бюджет, придирались к разным мелочам, которые не влияли ни на безопасность, ни на качество обслуживания, тем не менее, предпринимателей, водителей, кондукторов штрафовали, а штрафы уходили в бюджет. Когда мы спросили сотрудницу Роспотребнадзора, зачем она это делает, она на эмоциях выдала — мол, нам сказали собрать штрафы — мы и пошли собирать. То есть, не стояла задача улучшить дисциплину, качество, соблюдение каких-то норм, а просто нужно было выписать штраф, поставить галочку. Это признание у нас даже есть на видео.
Тогда мы сформулировали все предложения и приняли их на городской конференции предпринимателей, которая потом переросла в республиканский съезд. Еще мы зафиксировали, при каких показателях мы считаем предложение выполненным. Там еще была масса моментов — и частота пешеходных переходов, и так называемая зеленая волна, точнее, ее отсутствие, и качество дорог, и качество уборки снега, и так далее. В общем, все эти системные вопросы мы саккумулировали, сделали перечень, к нему приложили те критерии, по которым мы бы через год посмотрели и сочли, что да, вот этот вопрос решен, а этот не решен. К сожалению, ни один вопрос, который мы тогда зафиксировали, не был решен и на последующей конференции мы весь этот перечень просто пролонгировали/
После того, как администрация города поняла, что моя персона заставляет многих там работать на благо бизнеса (потому что координационный совет по бизнесу), а они не привыкли это делать, не было задачи улучшать бизнес-климат и, соответственно, увеличить налогооблагаемую базу от бизнеса таким путем, тогда начались всякие интриги, возня, и постепенно попытались меня оттуда убрать, чтоб я не переизбрался.
— Это было при Викторе Облогине или уже при Ольге Сафроновой?
— При Ольге Александровне. Потом, когда этого не получилось, они просто поменяли структуру и перестали проводить конференции, координационные советы, про решения координационного совета просто забыли и в принципе перестали взаимодействовать с бизнесом. Все те предложения — дельные, ценные — так и остались на бумаге.
Уже тогда было понятно, что город имеет ущербную транспортную структуру. Что она из себя представляет? Это центральная часть, одна дорога, которая расходится по логам, где автобусы карабкаются в гору по бездорожью, ямам, колдобинам, по заснеженным зимой улицам, рискуя жизнью своей и пассажиров и пытаясь соблюсти график. Тогда предприниматели мне объяснили, что часть городских маршрутов убыточна, и когда техника предпринимателя выезжает на этот маршрут, он заведомо знает, что это сегодня принесет ему убыток. Если он будет постоянно ездить по этому маршруту, то смысл бизнеса теряется.
Поэтому в Союзе пассажирских перевозчиков существует договоренность. Картина как при русской рулетке — барабан крутится и есть выстрелы холостые, а есть заряженные прибылью. И предприниматели меняются местами, это позволяет всем более-менее получать прибыль. Но поскольку город растет, а современная транспортная структура не успевает за этим, то, соответственно, снижается рентабельность. Вы, наверное, замечали, что в час пик влезть в автобус крайне сложно. У меня на округе Бочкаревка, люди жалуются, что ребенка засунуть в автобус, чтоб отправить в школу, крайне сложно. В Каясе та же история и на других конечных остановках. Мои избиратели часто, много и настойчиво просили меня организовать движение школьных автобусов. Мы эту просьбу также формулировали и накануне выборов Главы РА эта тема часто была в повестке. Как часто бывает, у нас власть и «Единая Россия» ничего не придумывают оригинального, а просто смотрят, о чем люди говорят, смотрят новостной фон, берут за основу что-то и создают так называемую народную программу. Так вот, школьные автобусы попали в такую народную программу «Единой России» и накануне выборов глава региона торжественно подарил городу несколько автобусов.
— Где же они?
— Подарить-то подарил, были шарики, ленточки, речи, и было четко заявлено, что эти автобусы для подвоза городских детей в школу. После выборов пришла еще часть автобусов. Но, как выяснилось, это все была предвыборная кампания, которая не была реально нацелена на помощь людям, имеющим детей младшего школьного возраста. Вот если проанализировать логистическую цепочку… У матери есть ребенок. Она должна утром встать, сесть в автобус на Бочкаревке — в проходящий автобус, потому что если ждать тот, что должен прийти на конечную, можно вообще его не дождаться. И вот чтобы не рисковать, она проходит с ребенком километр или полтора, выходит на улицу Барнаульскую и ждет проходящий из Кызыл-Озека автобус…
— … который уже полный идет.
— Да, он уже полный. Мамочка правдами и неправдами вместе с ребенком и рюкзаком втискивается туда, платит за себя, за ребенка, доезжает до Старого музея, выходит, и либо пешком километр, либо на автобусе едет в школу №13. Если на автобусе — платит еще раз. После этого она оставляет ребенка классному руководителю и проделывает путь обратно, тратя и время, и деньги. К обеду она должна вернуться за ребенком, заплатив и делая пересадки, забрать ребенка и повторить путь домой. То есть, сами понимаете, насколько эти маневры затратны по времени и деньгам.
Поэтому как раз для таких районов я лично настойчиво формулировал и предлагал, еще не будучи депутатом, схему, по которой вот такие ситуации бы не случались. По нашему идеальному сценарию на конечную той же Бочкаревки (ее берем как пример, но здесь может быть любой отдаленный район) приезжает автобус и в нем находится сопровождающий представитель от школ города. Соответственно, у этого представителя должно быть понимание, кто куда едет, потому что дети учатся в разных учебных заведениях. Этот автобус может забирать детей с остановок и привозить в какую-то школу, например, №№5, 10, 13. Этот человек передает классному руководителю детей. Дети при этом не бегают через дорогу, автобус подъезжает к школе максимально близко. Потом этот автобус собирает детей, учащихся во вторую смену, привозит в школу, забирает первую смену и развозит по домам, вечером также забирает и развозит вторую смену. К тому же, у нас куча детей ходит в секции дополнительного образования — художки, музыкалки, бассейн, лыжи, гимнастика и так далее, и можно, сняв информацию о потребности, понять, сколько детей куда едет и развозить их также безопасно по секциям и забирать обратно. Вот, например, кто-то на Жилмассиве живет, а заниматься хочет на Еланде — далеко, неудобно попадать, но если ребенок хочет заниматься лыжами? Есть талант, семейные традиции, генетическая предрасположенность — значит надо заниматься! Автобус этот был бы востребован, и когда мы предлагали ввести их в городе, мы подразумевали именно такой сценарий.
Когда автобусы подарили, а 1 сентября они не выехали на линию, мы начали задавать вопросы, в чем же дело? Нам сказали — ну, подождите, сейчас мы получим все документы, потому что подарить-то подарили, а выехать мы не можем, документы не пришли. А когда придут, — задавали мы вопрос тогдашнему министру образования РА Бондаренко, а также главе администрации города Сафроновой, всем задавали. Нам отвечали — вот придут документы, все оформим и займемся этим вопросом.
Пришли, оформили, мы повторили свой вопрос, это была уже зима. «Подождите, мы утрясем нормативно-правовую базу». А когда поняли, что мы не отстанем, сказали — мы не можем эти автобусы задействовать в городе, потому что город не подпадает под закон и городские дети могут ездить на городских автобусах.
— А что это за закон?
— В законе об образовании четко прописано, что в сельской местности, где расстояние до учебного заведения больше скольки-то сотен метров, подразумевается подвоз. Причем там есть градация. То есть, в сельской местности автобусы ходят регулярно, подвозят детей, эта практика распространена. Горно-Алтайск — это не сельская местность, однако закон об образовании в некоторых своих частях говорит о том, что образовательные учреждения отвечают за безопасность учеников, которые двигаются в школу. Поэтому с точки зрения безопасности и удобства граждан можно было бы школе отправлять автобус за учениками. Но насколько я понял, город категорически не хотел этого делать. Причем ссылались еще и на прокуратуру — мол, она категорически запрещает пускать автобусы на платной основе, потому что считает, что это все должно быть бесплатно, а это ложится на бюджет.
Мало того, что автобусы просто простаивали, но как нам сказал один из чиновников администрации, они к этим автобусам наняли водителей, набрали штат, и когда я спросил, чем занимаются водители, которые работают на автобусах, которые не выезжают на рейс, мне сказали, дословно: «Пьют чай».
— И получают за это зарплату?
— Конечно. Ну, вероятно, их могли как-то совмещать с другими должностями, автомобилями, но ответ был: «Пьют чай». Я инициировал создание рабочей группы в Госсобрании именно по школьным автобусам, ее возглавила Наталья Михайловна Екеева, вошли еще несколько депутатов. Этой рабочей группой мы провели несколько совещаний с прокуратурой, с администрацией города, чтобы они друг на друга не спихивали ответственность. Я сам ходил в прокуратуру, в горадминистрацию, мы смотрели опыт других городов, анализировали, и в принципе у меня было четкое понимание того, что если Ольга Александровна Сафронова захочет того, что хотят люди (а описание того, чего хотят люди — выше по тексту), она может это сделать. Ей ничего не препятствует, только нужно провести определенную работу, в том числе нормотворческую, но как исполнительная власть она могла бы это сделать, с горсоветом бы проблем не было, горсовет ей лоялен.
Тем не менее, за все это время мы не продвинулись ни на йоту. Мало того, что автобусы стояли, Юлия Сергеевна Мягкова, замглавы администрации города, на очередной встрече, когда мы требовали, чтобы автобусы наконец вышли на линию, сказала — мы решили отказаться от части этих автобусов и передать в районы. Город так решил. Ну, это подарок, наши же автобусы, ну вот мы так решили, чтоб они не ржавели, в районах они нужнее. Это как раз одна из сторон проблем в городском пассажирском сообщении. Запустив 13 школьных автобусов по Горно-Алтайску, мы бы могли решить проблему безопасной и удобной доставки детей в школу, которая экономит семейный бюджет. Понятно же, кто ездит на автобусе.
— Тот, у кого нет машины.
— Совершенно верно. А машины нет у того, у кого небольшие доходы. То есть, школьные автобусы могли бы, я считаю, существенно решить социальную напряженность в обществе и помочь именно тем слоям населения, которые в этой помощи нуждаются. Но этого не произошло до сих пор.
Кроме того, когда у нас в 2022 году начался ремонт школ №№5 и 10, была ситуация, что детей из районов этих школ нужно было возить в Каяс. Так вот, несмотря на то, что нас заверяли, что невозможно детей возить в школы, нет разрешений, нет условий, тем не менее, школьников на школьных автобусах регулярно в течение четверти возили в школу. То есть, они аккумулировались в каком-то договоренном месте и туда ездил автобус. Школьные автобусы возили детей в школу, когда это понадобилось руководству Горно-Алтайска. О чем это говорит? О том, что власть, а она принадлежит партии «Единая Россия», НЕ ХОЧЕТ использовать школьные автобусы в Горно-Алтайске для подвоза детей в школу!
— Вернемся к теме пассажирских перевозок. Наши автобусы ходят нерегулярно, отстают от графика, иногда даже не выходят на линию…
— Основная, ключевая причина тут — невозможность нанять водителя. Почему? Тут разветвление причин. Первое — из-за конкуренции в других сферах, с другими регионами, например, с Сахалином, северными территориями, Москвой и другими крупными городами. Мобильность населения сейчас более высокая, чем 20 лет назад, люди более легки на подъем. У многих уже есть определенные наработки, уже есть своеобразные анклавы населения Горного Алтая, налажен обмен информацией, и люди легко срываются с места и уезжают в другие регионы. Этот фактор очень сильно давит на рынок труда в этой сфере. Второе — наличие серьезного инвестора в виде ГЛК «Манжерок» и других компаний, которые очень резко и беспардонно зайдя на рынок труда, начали выкачивать квалифицированные кадры из экономики, социальной сферы, сферы госуправления Республики Алтай. Соответственно, остаются те, кто не может уехать на Север, кого не берут на «Манжерок», и частая причина тому — склонность к алкоголизму. Получается, что предприниматель, у которого в собственности один или несколько автобусов, не в состоянии заплатить конкурентоспособную зарплату. Он не может заплатить за 8 часов тяжелого труда, связанного с риском для жизни, с высокой ответственностью, монотонностью.
Если вы знаете, у нас в автобусах нет кондиционеров, во время пандемии водитель должен постоянно ездить в маске, а еще зачастую бывают неадекватные пассажиры, с которыми приходится взаимодействовать в той или иной форме, от этого никуда не денешься. И вот эти все факторы не дают возможности предпринимателям обеспечить «скамейку запасных» на эти должности.

Там как раз наоборот — нередко предприниматели сами за руль садятся, потому что по договору они гарантируют, что автобус выйдет на линию, и они пытаются соблюдать договор. Они хорошо понимают, что если автобус не выйдет, то люди опоздают на работу, в школу, просто опоздают везде, куда они собирались. А ведь у нас есть и собственники автобусов женщины. Видимо, и им рано или поздно придется сесть за руль… Может быть, мы это и увидим, но, конечно, не хотелось бы.
То есть, мы выяснили основную причину того, почему предприниматели не могут нанять водителей — низкая заработная плата. Люди не готовы работать в таких тяжелых условиях за такую маленькую зарплату. Кроме того, чтобы выйти на линию, водитель должен уже в 6 утра пройти медицинское освидетельствование и быть готовым к работе. Это некоторым нужно в 5 утра выйти из дома. То есть, представьте, зимой по заметенной дороге человек заказывает такси, которое стоит в среднем 250 рублей, добирается до места, садится в автобус, поехал. Когда он отработает две смены (это с утра до вечера, на одну смену вообще мало кто работает), это 16 часов, он должен приехать в Карлушку на заправочную станцию, иногда простоять там два часа — а там мороз/жара/дождь/снег, но заправиться надо, чтобы завтра автобус вышел на линию. То есть, зачастую водитель приезжает домой в полночь либо позже, спит 4-5 часов, встает и снова пошел. Не забывайте, что вернуться ему надо на такси, потому что общественный транспорт уже не ездит, служебного транспорта нет, никаких условий для этого не создано. И вот, отработав с колоссальной нагрузкой, он возвращается домой, чтобы утром опять на работу… Да ему это надо? Он также может, сев на экскаватор, поработать 10 часов и получить гораздо больше денег, или там на большегрузе в карьере, где условия труда не легкие, но все же менее ответственные с точки зрения категории, а водители пассажирских автобусов — это самая ответственная категория.
Как из этой ситуации выйти? Прямой ответ, который напрашивается — увеличить зарплату. Откуда предприниматель может взять на это деньги? Они все как один говорят — мы бы рады увеличить зарплату, потому что нам надоело нянчиться с алкоголиками, с капризными водителями, и они хорошо понимают, что люди не хотят работать за такие деньги. Но чтобы платить больше, нужно, чтобы тариф был выше. Потому что экономить уже не на чем. Запчасти, резина, топливо, масло, фильтры, камеры и другие расходные части, налог, в конце концов, — это настолько большие затраты, что зарплату водителю иной раз предпринимателю приходится платить из личных доходов. Как я знаю, часто в ход идет пособие на детей. Единственный выход — увеличить тариф, тогда хватит и на зарплату, и на амортизацию, и на накопления на смену техники. Тариф увеличить не получается. Путем долгих переговоров — в которых я когда-то сам участвовал и знаю, как высокомерно Комитет по тарифам относится к запросам предпринимателей, постоянно возвращает документы, постоянно требует какие-то новые данные… Слово «чванливо» — это слишком мягкое в данном случае слово, хотя, наверное, неприятное. Принесите то, это не пойдет, докажите затраты… Предприниматель говорит — какие затраты, мы на упрощенной системе, нам это не надо. А не надо — что вы ходите тогда? Так тариф низкий, мы не готовы за такие деньги работать, говорит предприниматель. Не готовы — не работайте, отвечает Комитет по тарифам. В итоге из-за того, что не удается договориться с Комитетом или удается, но уже спустя годы, когда все уже понимают, что инфляция идет, а тариф не растет и это ненормально, тогда начинают повышать. Недавно, около года назад, удалось договориться повысить тариф и сделать его, по-моему, 25 рублей. Это такая промежуточная сумма, чтобы и население не пострадало, потому что для населения это ощутимо, и я понимаю людей, у них ведь тоже доходы не растут, где им брать деньги? Но здесь выбор невелик — либо ездим на такси, либо ходим пешком, если не будет расти тариф.
Так вот, удалось договориться… Причем предприниматели вынуждены унижаться перед Комитетом по тарифам, они почему-то просят, хотя это конкурентная среда и там сам рынок должен все на место ставить, но государство залезло порегулировать эту сферу и зарегулировало, что предприниматели оказались в роли просящих и упрашивающих. Тем не менее, договориться удалось и с 22, кажется, рублей подняли стоимость проезда до 25 рублей. Но через день или через два глава региона сказал — что за дела? Как так тариф взлетел у вас? Что за рост? Ну-ка, отменяйте тариф, возвращайте назад. В итоге подняли всего на рубль, но рубль в тарифе не решает проблему. Бийск, Барнаул — там тариф 30 рублей. И в Барнауле забастовка была, говорили — 30 мало. Вот Бийск — равнинный город, большая протяженность дорог, автобус можно брать большой, который вмещает в три раза больше пассажиров, чем «ПАЗик», так же один водитель, такие же расходы на топливо. Если сравнить Барнаул с 30 рублями — там перепада высот такого как у нас нет, автобус можно брать большой… вот этих 8 рублей нам в тарифе катастрофически не хватает. Причем что усугубляет у нас ситуацию — то, с чего мы начали, ущербная транспортная система. У нас есть центральная улица, откуда дороги уходят в горы и лога. У нас не предусмотрены нормативно-правовыми актами ограничения по наклону. Удобно было нарезать так, как улицу Солнечную, например — прямо в гору, раздали участки, а дальше как хотите с водой решайте вопрос и со всем остальным, как вы будете туда заезжать — ваши проблемы. Хотите — покупайте, не хотите — не покупайте. А люди вынуждены покупать, они не от хорошей жизни в горы лезут, а потому что там участки дешевле.
— Очень часто такое слышишь — кто вас просил покупать участки на горе? Купили — мучайтесь сами, а то ишь, требуют улицы и дороги содержать как полагается…
— Да, власть с себя ответственность снимает. У нас в Горно-Алтайске сейчас невозможно применение низкопольных и больших автобусов. Потому что если зайдет предприниматель и займет маршрут Майма — Кызыл-Озек по проспекту, он всегда будет забирать прибыль, а остальные просто разорятся. Если это произойдет, в лога никто ездить не будет. Скорее всего, с помощью такси будут довозить до магистральных улиц и дальше люди будут либо пересаживаться, либо поедут до места. Если непродуманно подойти к этому вопросу, тогда произойдет вообще коллапс пассажирских перевозок, который может быть в любой момент. То есть, одна из причин того, что у нас происходит — это низкий тариф. Мне неприятно об этом говорить, потому что я с другой стороны понимаю и население, они же мне вопросы задают: тариф поднимут, а кто нам добавит пенсию, зарплату? Никто ничего не добавит. С другой стороны, у населения есть возможность через соцзащиту какие-то льготы получать.
Слово «льготы» прозвучало и хотел бы отметить один из скрытых резервов для того, как предпринимателям можно улучшить условия труда, соответственно, иметь лучшие отношения с водителями — это проездные билеты. На сегодняшний день у нас до сих пор бумажные проездные билеты. Почему? У нас есть министерство цифрового развития, у нас все цифруется, к врачам заставляют удаленно, через интернет записываться, а проездные продают бумажные. Я разговаривал с большинством предпринимателей, с руководителями Союза автопредпринимателей, мнения разные звучали, но на мой взгляд, бумажные проездные — это хорошая почва для мошенничества. Потому что можно по бумагам провести одно количество официально, а продать гораздо больше. И деньги до предпринимателей могут не дойти. Я это не утверждаю, но предполагаю, что такое может быть. То есть, вы официально продаете 3 000 проездных, неофициально вы их продаете 10 000, и когда человек садится в автобус, кондуктор ждет от него деньги, а он показывает проездной. При той ситуации, которая складывается сейчас, часть денег попадает не в те руки. Это мое предположение, и, возможно, руководители Союза, когда прочитают это, будут на меня обижены, но это предположение имеет основания. Должен сказать, что многие предприниматели так и считают, это не мое «изобретение», я говорю со слов предпринимателей. Почему бы не сделать обычную историю — человек зашел и рассчитался карточкой? Приводят различные отговорки — там им не дают, там не разрешают, сначала это была «Тройка диалог», сейчас заставляют на другую систему переходить… Я подходил к министру цифрового развития, просил провести встречу. Он встречу провел, правда, меня забыл пригласить. В итоге это было впустую, ничего не поменялось. А министр получает большую зарплату, у него огромный штат. То есть, эффективность использования бюджетных средств в данном вопросе очень низкая. Вся история со льготными билетами не совсем прозрачная и не совсем понятная, все на нее жалуются. Было бы проще, если бы человек зашел, рассчитался за билет, а потом не сам предприниматель бегает и говорит — там у меня льготники, там у меня вот то, другое, верните за проезды, а сама система социальной защиты взаимодействует с тем, кто потратил средства на билет — либо компенсирует ему, либо что-то еще. Но это точно не должна быть административная и финансовая нагрузка на предпринимателей и Союз. Когда я бываю в других городах, иногда специально еду в общественном транспорте. Во многих городах кондукторов нет: зашел, приложил карточку, пикнуло — я прошел. Водитель все видит. Льготник или нет — это уже личное дело гражданина, не надо нагружать бизнес, он и так перегружен административной нагрузкой — отчетами, сбором информации, проверками налоговой, отчислениями в фонды… Там куча всякой работы, которая не связана с непосредственно ведением бизнеса. Предприниматель еще должен за техникой следить, ремонтировать ее, находить запчасти, вовремя все менять… Большинство автобусов стоит возле домов водителей, наверное, многие это видели. Заводятся они в мороз с трудом, некоторым надо воду слить, потом залить горячую и так далее. Труд водителя и кондуктора тяжелый. Кондуктор вообще получает 800 рублей в смену. Как вывод — нужно срочно переходить на электронные проездные билеты с определенным лимитом поездок!
Почему еще возникают сложности? У нас графики не меняются, то есть, среднее время на одну остановку и посадку-высадку пассажиров — две минуты. Хочешь не хочешь, а в график ты должен успевать. Соответственно, зачастую на конечных остановках нет времени отдохнуть. Даже покурить нет возможности, а туалет? Это естественные нужды. Туалеты номинально существуют, но зимой они превращаются в ледяные замки, в которые зайти опасно, можно не выйти, и даже приближаться иной раз не хочется к ним. Вообще, за туалеты отвечает администрация города, не Союз. Я сам потратил время, встретился с кондукторами, их было очень много, после этого я проехал на автобусе весь маршрут, приходил утром к 6 часам, смотрел, как это все происходит, все изучил изнутри, в общем. Один водитель не побоялся, под видеозапись рассказал, как на самом деле все происходит. Я записал это потому что моим словам иногда может быть недоверие, мол, может быть, я преувеличиваю, но все мои слова подтверждают факты, поэтому я часто записываю, чтобы можно было потом привести доказательства своей правоты.
Так вот, отсутствие туалетов — тоже серьезный фактор, люди не хотят за эти деньги так работать. Да и вообще, такие туалеты — это позор для Горно-Алтайска.
Далее, график. Маршрутная сетка меняется, город растет, власти иногда хвалятся — у нас количество дорог увеличивается, а график не меняется. Поэтому бывает, что приезжает пять автобусов на остановку одновременно, первый загружается, остальные едут за ним пустые. А надо просто более равномерно все делать. Соответственно, это научная работа, но силами ГИБДД, специалистов администрации, привлеченных компаний можно эти графики утрясти, чтоб была некая равномерность, потому что, то пусто, то густо. У нас это не урегулировано, поэтому нельзя говорить о том, что предприниматели получают всю возможную прибыль. Иной раз даже на прибыльных маршрутах можно попасть в минуса, потому что чуть какой небольшой сбой, кто-то уехал на минуту вперед, кто-то на минуту отстал — и все поплыло, кавардак, все смешалось и кто-то остался без денег. Запросто может так быть.
— Как решается проблема с туалетами в других городах?
— У нас это просто позорная история, я специально промониторил вопрос, есть готовые модульные кабины, антивандальные, они с освещением, теплые, там есть вода, раковина, зеркало, даже фен для рук. Самое злободневное — это выставить вот такие туалеты по конечным остановкам. Я понимаю, что бюджет не резиновый, но деньги можно найти. Первое, где можно поставить туалет — район Старого музея. Это такое место разворота многих маршрутов, а некоторые только до этой остановки и доходят, некоторые транзитом туда заезжают. То есть, там постоянно крутятся автобусы. Кстати, водители говорят, что эта новая развязка на Старом музее — очень неудобная. Заехать невозможно, выехать сложно, развернуться тоже, очистить ее тоже сложно. Они говорят, что это была большая глупость властей города. Так вот, там сейчас куча пустых киосков, это городская земля, их просто нужно снести, сделать проектно-сметную документацию на какой-нибудь небольшой торговый центр придорожный. Я думаю, что многие захотят там арендовать места, вложиться, но обязательным условием должен стать туалет там, как для водителей, кондукторов, так и для гостей города.
При желании все делается достаточно быстро, думаю, если сейчас начать двигаться, то можно уже следующей весной все получить, с учетом того, что нужен проект, что будут торги. Но если мы не займемся этим сейчас, мы будем отставать на полгода или год постоянно. Это нужно делать сейчас. На каком-то конкретном примере отработать технологию, а потом ее внедрять. Объявить конкурс, придут поставщики этого оборудования, выбрать самых качественных, надежных и лояльных по цене, можно с какими-то гарантиями, страховками и так далее. Мы все-таки столица республики, а туалеты, что сейчас есть — ну, мое достоинство они оскорбляют, и перед туристами стыдно, что в моем городе такая ужасная история. Я с этим вынужден жить, но мириться точно не буду, и где возможно я об этом говорю, транслирую информацию от жителей и сотрудников пассажирского предприятия…
Подытожим. Если модернизировать заправку в Карлушке, чтобы работала не одна, а все шесть колонок; если сделать там комнату ожидания для водителей и кондукторов с туалетами для всех желающих; рассмотреть вопрос о строительстве второй газозаправочной станции в районе Бочкаревки; изменить график движения автобусов; поменять подходы к ситуации с проездными билетами и увеличить тариф — тогда у бизнеса появятся возможности для приобретения низкопольных автобусов (есть различные программы), и бизнес должен быть консолидирован. То есть, предприниматели должны договориться, что они как единое, например, ОАО или ООО (с разными долями пропорционально взносу) забирают городские маршруты, и тогда можно было бы покупать низкопольные автобусы, они приносили бы деньги в общую кассу и прибыль бы делилась между всеми пропорционально. Если просто пригнать низкопольные автобусы и передать их какому-нибудь МУПу, то это приведет к разорению предпринимателей и коллапсу всей системы пассажирских перевозок.
Инна Жулаева, продолжение в следующем номере

Когда верстался номер: «По информации Союза индивидуальных автопредпринимателей сегодня, 25 июля, не вышли на линию городские автобусы по маршрутам: №1-3, 1-6, 1-9, №9-5, 9-6,№15, №25-2. Телефон диспетчерской Союза — 4-91-86». (ТГ-канал «Администрация города Горно-Алтайска»)

Post by admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *