«Мы пришли сюда надолго»? Дмитриевка против строительства лесоперерабатывающего комплекса

«МЫ ПРИШЛИ СЮДА НАДОЛГО»?
ДМИТРИЕВКА ПРОТИВ СТРОИТЕЛЬСТВА ЛЕСОПЕРЕРАБАТЫВАЮЩЕГО КОМПЛЕКСА

Несколько дней назад в редакцию «Сороки» обратились жители Турочакского района с сообщением о том, что в селе Дмитриевка Турочакского района хотят отдать землю китайцам под строительство деревоперерабатывающей фабрики. Точных сведений о том, что за китайцы и что за фабрика, у обратившихся не было, но также сообщалось, что в ближайшие дни в селе будет собрание по этому поводу и тогда, вероятно, что-то прояснится.


Через какое-то время нам скинули аудиозаписи и видеоролики с собрания дмитриевцев. Судя по ним, в собрании приняли участие и.о. Главы Турочакского района Николай Ялбакпашев, предприниматель Константин Иванов (ООО «Развитие»), его коллега, с ними же представитель прокуратуры, а также немалое количество сельчан. Мероприятия получилось, как в таких случаях водится, эмоциональным…

О дороге на Бийск и китайском специалисте
Из аудиозаписи, предоставленной дмитриевцами, говорит Константин Иванов: « …Потом наступили сложные времена и события, связанные с нейтрализацией экспортных поставок в России, мы выпали, условно говоря, в осадок и год не работали… При этом… вот тут присутствует работник Турочакского лесхоза Дмитрий Попов, вы все его хорошо знаете, он подтвердит – мы за это время согласно существующего положения за взятые в аренду лесные массивы регулярно, вовремя платили арендную плату и налоги в бюджеты разных уровней, примерно выплатили порядка 16 млн рублей. После годового перерыва в феврале 2023 года под руководством Путина в Архангельске прошло специальное совещание по лесному комплексу России. Тогда в таком положении оказались все – и большие, и маленькие лесозаготовители, обрезали поставки, нас стали другие, недружественные страны игнорировать, и было оговорено много преференций для того, чтобы эту отрасль поддержать. И мы решили вернуться к этому проекту, хотя были уже на грани закрытия. Что сподвигло нас пойти в Дмитриевку? Не потому что нам так захотелось и не какие-то особые условия. При подписании инвестиционного соглашения между Правительством Республики Алтай и ООО «Развитие» есть одно достаточно серьезное преимущество: предоставление участка под строительство перерабатывающих мощностей. Мы же не можем пилить где-то на улице, потом сушить, приводить в порядок, упаковывать и отправлять куда нужно. Это от нас не зависело по каким причинам – в течение полутора лет мы так и не нашли общий язык ни с районом, ни с республикой и были вынуждены пойти на то, чтобы найти такой участок. Нам он подходит в каком плане – во-первых, логистика, транспортная составляющая. Мы знали, что строится дорога и в этом направлении мы достаточно близки до Бийска, ведь нужна железная дорога. Здесь есть какой-то запас рабочей силы, многие жители Дмитриевки работают в разных частях России-матушки, в том числе за соседними горами. (Из зала вопрос про земли — они переведены в другую категорию?) Перевели. Мы вчера были в прокуратуре и дали подробное объяснение. Перевели данную землю сельхозназначения в пром (категорию промышленных земель, – прим.ред.). Сейчас разрабатываем проект, ведем в селе подготовительные работы под коммуникационные инженерные сети – электроэнергия, водоснабжение, сбор отходов… Заказали оборудование. К сожалению или к счастью, пока не знаем, но такого оборудования пока в России нет. Вот есть перечень у меня, но он на китайском языке, а по-китайски ни я, ни кто-то из сотрудников не можем, поэтому мы привлекли специалиста из Китая, с высшим образованием, высшего класса, который будет помогать нам устанавливать оборудование и плюс научит на нем работать.
Одно из нововведений, о котором много говорят, что мы оставим пустыню или еще что-то. Многие из вас знают, что сегодняшний труд лесозаготовителя наиболее сложный для вальщика, чокеровщика, обрубщика сучьев. И мы два года тому назад сделали попытку, заключили договор и попробовали в условиях Горного Алтая поработать комплексом машин. То есть, машина, которая сама валит, обрубает сучок, крыжует, складывает и вывозит куда нужно. В прошлом году сделали попытку собрать несколько бригад, не получилось. Во-первых, молодые парни, которые у нас работали, многие уехали на определенные события, вы знаете, о чем я говорю, и у нас такой провальный сезон получился. В этом году есть договоренность, идет ремонт данной техники, она будет доставлена сюда и сейчас мы усиленно ищем молодых парней, механизаторов, из среды района, Чойского района, кого обучим… приедет специалист, обучит данных ребят работе на данных механизмах. Это постоянный заработок, во-вторых, это новая технология, и вот говорят, оставим – не оставим после себя что-то будущему поколению… более качественно все будет.

«Я имею право, я россиянин!»
Сам проект разрабатывается чисто на лесопереработку, связанную с лесопилением и переработкой отходов. То есть то, что остается после лесопиления: это горбыль, в Бийске уже стоит оборудование, которое данный горбыль перерабатывает в щепу; это опилки, вчера на эту тему меня долго спрашивали, когда писал объяснение в прокуратуре. Мы знаем, что это такое… наша задача в первую очередь и если появятся желающие – установка пеллетной линии.
Возвращаясь к совещанию, которое проводил Владимир Владимирович Путин, там был такой посыл, что на всех территориях, связанных с туристической деятельностью, желательно перейти на биотопливо. Биотопливо – как раз вот эти гранулы, евродрова так называемые и все остальное. После того как мы получим окончательное технологическое решение, каким образом будет расположено оборудование, какой цех как будет стоять, мы обязательно, в любом случае представим это на рассмотрение в администрацию района. Думаю, вопросы, которые нам будут обязательно задаваться – водоснабжение, водоотведение, канализация, переработка отходов, пожарная безопасность. Остальное все – технологические моменты… Что касается использования рабочей силы. Мы примерно посчитали возможности Дмитриевки, Озера-Куреева, Каначака и Турочака, всех, кто живет по этой дороге… У нас тут присутствуют ребята, которые работали с нами в Пыже, думаю, уместно будет послушать и их, я их не готовил, они сами приехали… так вот, примерно на 60 процентов мы закрываем наши рабочие потребности. У нас есть хороший опыт работы в Пыже, где процентов примерно 30 работало женщин, на сортировке. На самом деле, процесс сортировки пиломатериалов автоматизировать очень сложно, а если и автоматизировать, то это дорогостоящее оборудование и под большие объемы. Охотно шли мужчины, но работали по два-три дня и говорили – ну его нафиг, нудно и не получается. По заработку сразу скажу, вот у меня ведомость – это в среднем от 30 до 40 тысяч рублей. Ну вот, если коротко, не буду утомлять вас разговорами. Зам по производству здесь, на вопросы технологического, технического плана, степени готовности проекта готовы ответить… Я приехал не с Алжира и не с Токио, я имею такое же право на эту землю, как и вы, здесь живущие, я россиянин».

«Земли сельхозназначения должны использоваться по назначению!»
У жителей Дмитриевки, конечно, была масса вопросов. Сколько гектар земли взято в их селе, и в аренду или собственность? «На территории Турочакского лесничества на том берегу, в Огнях, нами взято в аренду порядка 21 тысячи гектар», – был ответ, но ведь он не про Дмитриевку. Также люди возмутились: «Вот вы говорите, узнали, что тут делается дорога – а мы эту дорогу, простите, сколько лет выбивали, чтобы вы ее сразу разбили? У нас есть опыт с золотарями, они здесь работали и обещали… кстати, здесь есть люди, которые подтвердят, что не молчали мы, возмущались и так далее. Они нам обещали, вы также можете пообещать, что восстановят все дороги, которые разобьют, инфраструктурой будут заниматься, рабочие места дадут – ну и что? Рабочих мест нет, инфраструктуры нет, дороги все разбитые. Мы останемся опять без дороги? Люди только начали радоваться. И я не уверена, что… и за рекой вы берете лес… мы останемся в пустыне, у нас и так леса нет здесь, и так уже дрова покупаем в Солтонском районе».
«Вы же знаете, что дороги являются республиканского или федерального значения и по ним не возить мы никак не можем. На каждую дорогу есть определенные нормативы нагрузки, выше этого ни одна машина не пройдет», – отвечали жителям, но те резонно заметили – а кто это будет проверять?
— Почему в Дмитриевке, в черте населенного пункта [собрались строить это предприятие]? У нас была пилорама – просто пилорама – мы не спали ни день ни ночь. Невозможно было. (Константин Иванов возражает относительно местоположения участка, – прим. ред.) Ну как — не в черте? Как раз в черте населенного пункта.
— Вот вы оформили землю, перевели ее из сельхозназначения в промышленность, а дальше идут земли Акпыжаева Валерия, это мой племянник, а вы разрешения спросили, согласовали с ним? Он, молодой парень, планирует построить там турбазу.
Со стороны представителей администрации и ООО: «На землях сельхозназначения построить туристическую базу не имеет права!» Жители, шумно: «А вам кто разрешал в промку перевести?!» «Были прецеденты обращения в суд и земли сельхозназначения должны использоваться по назначению!» – «А как вы перевели земли сельхозназначения?» – «Переведены распоряжением Правительства Республика Алтай. Прокуратура проверяет, если она найдет нарушения, то вернет все в первоначальное состояние».
Со стороны представителей администрации и ООО: «Наше собрание превратилось в отстаивание интересов нескольких лиц». Жители, шумно: «Ваших лиц!»
— Бородулина Лидия Николаевна. Вы все меня знаете. Единственное место в России – это Республика Алтай, где было экологически чисто и есть на сегодня… По поводу того, что республика дала добро на развитие – абсолютно согласна. Но не в населенных пунктах! Почему бы не сделать на меже республики и Алтайского края? Там нет населенных пунктов рядом, дорога – вот она проходит, делайте, пожалуйста! Вода – Ушпу испортили, Уймень сейчас испортят, все это в Бию несется, в большие реки, об этом никто не думает. Пчеловодство. У меня родственники и друзья по всей России, все говорят – только отсюда мед можно кушать. Я не против рабочих мест, мои хорошие, но я когда сюда приехала – хотела рощу посадить, взять в аренду большие земли, но мне же не дал никто. Сделать именно рабочие места, ведь у нас люди на работу ездят в Бийск осенью, летом на сборку… Пожалуйста, делайте здесь рабочие места, используйте земли, но если будет стоять завод… Все знают, что сейчас высокие технологии, кто из наших Петь-Вась, Мань-Тань пойдет на этот завод? Это нужны специалисты. У меня три высших образования, я сама много строила, я не против производств и рабочих мест, но постройте вы подальше! Да мы будем только за, руками и ногами. Нам нужно перерабатывать и опилки, когда они горами лежат и тлеют. Но вот экология – мои хорошие, ну все же полетит в тартарары. Почему мы должны теперь отсюда уезжать и искать другое место? (аплодисменты зала, – прим.ред.)
— Васильченко Виктор Александрович. Вопрос – какой объем лесозаготовок планируется? (Ему отвечают – «до 30 тысяч кубов») Я вам сейчас расскажу одну простую штуку. При СССР было такое выражение; царские леса вырубили, остались советские. Советские вырубили, что осталось? Шиш на постном масле. Смотрите, был здесь такой директор Жариков, мы с ним разговаривали. Возраст определенного класса – 40 лет, чтобы запустить рубку – звонок, и его переводят в возраст другого класса – 60 лет или 80 лет, и все, и пошло-поехало. Если разобраться, у нас тут уже лесов не осталось, чтоб они годны были в вырубку, а если осталось, то немного. В принципе, нам на земле ничего не принадлежит, мы сюда пришли просто в гости и нам надо свою жизнь благополучно прожить, по совести и чести, и уйти с достоинством. Жаль, что многие люди этого не воспринимают серьезно… Никакое благоустройство, никакие рабочие места, даже с высоким заработком, вам не вернут экологию и нарушенный климат. Люди, которые там работают, они не подтвердят это, они в этих вещах не понимают, им главное подмахнуть и убедить, что все будет благополучно… Нам просто замазывают глаза, а самое главное – совесть…

Законен ли перевод?
— Владимир Кондратюк, житель Дмитриевки… Тут задали вопрос, кто что подписал, кто что разрешил, скажите фамилии, покажите документы… Не говорят. Потом из вашей фирмы человек говорит – документы все есть, лежат на столе. Я подошел сейчас, документы, говорю, у вас есть? Покажите. Какой мне был ответ? «Ничего не покажу, делайте запрос и все»! Мне не хочется больше вас слушать после этого, я не вижу честности, просто покажите сфотографировать документы! (аплодисменты, – прим.ред.)
— … я как коренной житель села – против. Да, с одной стороны кажется, что несколько людей защищают свои интересы, я согласен с этим, но ведь мы собрались здесь большинством жителей села. Мы не представляем отдельных людей, мы, все жители села, против. Да, мы понимаем, рабочие места… но что нам останется потом?.. Да, первоначально у вас вот эти участки взяты в аренду, но если вас никто не остановит, вы же и дальше пойдете. Ну и как рыбак я, конечно, против.
— Как перевели земли из сельхозназначения в промзону — я не знаю. У меня есть ферма, около меня ставят промышленную зону. Она мне зачем? Какая бы она хорошая ни была, хоть золотая. То есть, моя земля сразу же обесценивается. Я ее не могу продать, не могу заниматься сельским хозяйством, ничего не могу делать. Если району, республике очень нужно это производство – хотя у нас лесопилок выше крыши, как и глубокой переработки, без леса все стоят, делают и вагонку, и пеллеты, и ящики, и что только не делают, – пусть выделят промзону в Турочакском районе. Не землю сельхозназначения, чтобы окружающие все пострадали. Никто не хочет смотреть на промзону. Если вот у Анатолия там усадьба рядом, раньше она стоила 5 миллионов, а теперь с видом на помойку она будет стоить… нисколько? Он не продаст, рядом не продадут, напротив — не продадут. Не надо лезть на земли сельхозназначения. Вы же не знаете, что там. Там болото, там блуждающая река, стоки с горы, вы сами будете мучиться. Поэтому у меня вопрос к прокуратуре – это законный ли перевод?

***
Представители ООО «Рассвет» убеждали, что высадили много («порядка 30 тысяч») саженцев кедра и сосны взамен спиленного леса – жители отвечали, что «нам с Огней звонили, сказали, никто ничего не садил!». Жители требовали – покажите проект, ответа не было. «Мы сюда пришли надолго», – заявил Константин Иванов, чем вызвал новую волну возмущения: «А мы вас сюда не звали! Ты посмотри на него, сидит какой!»
«Вы пришли к нам неподготовленные. Не поставили доску, не показали наглядно свой проект, где какие площади… Просто воздух в ступе толчем и никакого понимания у нас нет. Надо карту, планы, где что будет находиться, чтоб мы смотрели и понимали – вот тут я живу, тут сосед мой живет, здесь поля того, здесь поля этого. А сейчас что? Приходят разные компании и рассказывают всякое, но никто ничего не сделал. Вот вы приходите и прежде чем завод здесь построить, постройте нам современный спорткомплекс и стадион в деревне! (аплодисменты, многие кричат: «Школу! Школу!») А если у вас уставной капитал 10 тысяч рублей – с вами здесь делать нечего», – подвел своеобразную черту один из дмитриевцев.
Собрание закончилось, можно сказать, ничем и все пока что остались при своих.
Инициативная группа жителей обратилась в прокуратуру с просьбой проверить законность предоставления и перевода земель. «Есть информация, что земля от Чои до Сайдыпа отдана в аренду китайцам. Опять же – на каком основании? Где документы? Пока неизвестно, насколько это правда, но ходят довольно упорные слухи, как и о том, что возле скалы Иноконостас будет устроена переправа для будущего перерабатывающего комбината», – говорят жители. Есть мнения, что деревне нужен не завод, а упор на экологию – производство экопродуктов, экологичный туризм, производство с использованием целебных трав. Это также дало бы рабочие места. Но пока с такими проектами в Дмитриевку не приходят, а приходят с тем, что описано выше.

Инна Жулаева
Фото с сайта komandirovka.ru
«Сорока» следит за развитием событий.

Post by admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *