О деле Сергея Михайлова-4

О ДЕЛЕ СЕРГЕЯ МИХАЙЛОВА-4

Мария Дёмина: «Следователь нарушил мой депутатский иммунитет»

Горно-Алтайский городской суд под председательством судьи О. С. Имансакиповой, при участии государственного обвинителя М.С. Шараповой, адвоката Г.Н. Батыровой продолжает рассмотрение дела основателя газеты «Листок» Сергея Михайлова, обвиняемого по пункту «д» части 2 статьи 207.3 УК РФ (публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооруженных Сил Российской Федерации, исполнении государственными органами Российской Федерации своих полномочий, оказании добровольческими формированиями, организациями или лицами содействия в выполнении задач, возложенных на Вооруженные Силы Российской Федерации).
На данный момент тянется допрос свидетелей, а график судебных заседаний расписан аж до начала октября. Так что запаситесь терпением, уважаемые читатели, у нас с вами будет о чем пошептаться.
Заседание, которое прошло 16 августа 2023 года, ознаменовалось тем, что на сей раз по существу рассматриваемого дела давала показания не кто-нибудь из рядовых граждан, а сама слуга народа — депутат Государственного Собрания — Эл Курултай Республики Алтай Мария Фоминична Дёмина собственной персоной. По сложившейся традиции после объявления состава суда и разъяснения прав участников процесса начался допрос свидетеля.
М.Д.: «Мы с Сергеем Сергеевичем (Михайловым, — авт.) знакомы достаточно давно. В период нашего знакомства я жила по улице Плодово-Ягодной, тогда я подсудимого знала шапочно.
А поближе мы познакомились, когда я начала работать начальником юридического отдела аппарата Правительства Республики Алтай. Тогда по долгу службы мне приходилось пересекаться с представителями прессы, в то время Сергей размещал в своей газете определенные материалы».
М.Ш.: «В 2022 году вы поддерживали общение с Сергеем Михайловым?»
М.Д.: «Да, иногда общались по телефону».
М.Ш.: «Лично не встречались?»
М.Д.: «Встречались при рассмотрении моего административного дела».
М.Ш.: «Вам известно, кто является учредителем газеты «Листок»?
М.Д.: «Не знаю, кто там у них является учредителем, главным редактором и, вообще, меня это совершенно не интересует».
М.Ш.: «Вам известны иные источники «Листка»: в интернет ресурсах, в телеграмме?»
М.Д.: «Нет».
М.Ш.: «Кто являлся автором рубрики «Горячие новости»?
М.Д.: «Как правило, там комментарии и свои материалы размещал Сергей Сергеевич».
О.И.: «Кроме Сергея Михайлова еще кто-нибудь публиковался в этой рубрике?»
М.Д.: «Я не могу вспомнить, потому что с тех пор прошло очень много времени».
М.Ш.: «Вы сказали, что часто общались с С. Михайловым. На какую тему вы говорили?»
М.Д.: «Ну, по поводу того, какие вопросы решаются в Госсобрании, мое отношение к тем или иным вопросам».
М.Ш.: «С момента начала специальной военной операции вы поддерживали отношения с С.С. Михайловым?»
М.Д.: «Я не могу точно вспомнить. Вот когда меня допрашивал следователь, он мне сказал, что все наши с Сергеем Михайловым разговоры прослушивались. Но он не мог внятно объяснить, на основании чего мои, депутата Республики Алтай, телефонные разговоры прослушивались. И, вообще, это что за безобразие».
М.Ш.: «Свидетель, вы немножко ушли в сторону. Скажите, ваши статьи в газете «Листок» публиковались?»
М.Д.: «Конечно».
М.Ш.: «Когда и какие материалы вы печатали в газете?»
М.Д.: «Ой, знаете, я много разных статей публиковала».
М.Ш.: «Знаком ли вам Виктор Филиппович Рау?»
М.Д.: «Я слышала о нем во время моего допроса и следователь меня пытал, что ему все известно, мне отпираться бессмысленно. Но только он так и не сказал, что ему доподлинно известно».
М.Ш.: «А вы были в редакции газеты «Листок»?
М.Д.: «Я там часто бывала по долгу службы».
М.Ш.: «В 2022 году в редакцию заходили»?
М.Д.: «Нет, в 2022 году точно не была».
М.Ш.: «Вы когда-либо читали из страниц газеты «Листок» статьи, посвященные специальной военной операции?»
М.Д.: «Нет».
М.Ш.: «Обсуждалась ли эта тема между вами и подсудимым?»
М.Д.: «Эта тема обсуждалась в рамках моего административного дела».
М.Ш.: «Вы же знали, какую позицию занимает Сергей Михайлов относительно специальной военной операции?»
М.Д.: «Знаете, я сама отрицательно отношусь к проводимой на Украине спецоперации. Это я открыто высказала в своем обращении к Президенту, потому что считаю, что допущена серьезная политическая ошибка, которая влечет за собой плачевные последствия для государства».
М.Ш.: «Публикации об уничтожении роддома, мирных граждан российскими военнослужащими на территории Украины вы в газете «Листок» читали?»
М.Д.: «Я это читала из других источников».
М.Ш.: «Скажите свое отношение к прочитанному».
М.Д.: «Я не обязана обсуждать свою точку зрения с вами. Мне эти вопросы во время предварительного следствия не задавали».
М.Ш.: «Вы сказали, что обсуждали с Сергеем Михайловым вопрос о привлечении вас к административной ответственности. По этому поводу что-то публиковалось в газете?»
М.Д.: «В газете «Листок» публиковалось наше обращение к Президенту».
С.М.: «Мария Фоминична, скажите, начиная с 2014 года я высказывал свое отношение к конфликту на Украине?»
М.Д.: «Да, полностью разделяю ваше мнение. Потому что нам сначала надо навести порядок в собственной стране. И если бы наши внутренние убеждения не совпадали, мы бы не с вами не общались».
С.М.: «Поподробнее расскажите суду, что вы говорили следователю во время допроса».
М.Д.: «Я уже не помню, когда меня допрашивали».
С.М: «Мария Фоминична, вы сказали, что на допросе говорили некие вещи, которые следователь не внес в протокол. Что он не внес?»
М.Д.: «Он не внес, что я не знаю, кто является главным редактором газеты «Листок». И, вообще, ситуация по моему допросу сложилась следующим образом. Мне позвонил следователь и сказал, что ему срочно со мной надо встретиться. Когда я спросила, по какому поводу, он сказал, что все подробности при встрече. Ваша честь, в советский период я работала в органах исполнительной власти. И на моей практике никогда не было такого, чтобы следователь злоупотреблял доверием граждан. Я всегда относилась с доверием к людям при погонах.
Поэтому, как порядочная женщина, после рабочего дня подошла к месту встречи (СУ СК РА, — А.М.), где следователь Владислав Агеев начал расспрашивать меня о том, как я общаюсь с Сергеем Михайловым, кто является главным редактором газеты «Листок».
На мой вопрос почему не отправили повестку, Владислав Витальевич ответил, что если бы он сказал, о ком будет идти речь, то я бы не пришла. Извините что повторяюсь, но это что за детский сад? Мы довольно долго, где-то минут сорок беседовали, после чего следователь очень быстро набрал на компьютере текст, распечатал лист бумаги и просил расписаться. Я, как послушная девочка, расписалась, где надо, уже собралась было уходить, и потом опомнилась и сказала следующее: «Вы меня, как депутата, не имели права допрашивать без моего согласия, потому что у меня есть депутатский иммунитет». Но он никак не отреагировал».
Парламентская неприкосновенность, также известная как депутатская неприкосновенность или парламентский иммунитет, о котором говорила Мария Фоминична — законодательная норма, при которой членам парламента или иного представительного или законодательного органа предоставляется частичный иммунитет от судебного и/или уголовного преследования, а также арестов, задержаний, обысков, любых иных принудительных мер, которые могли бы быть применены к обычному гражданину или подданному со стороны исполнительной власти.
Перед открытием уголовного дела или принятием иных подобных мер исполнительным властям необходимо снять с депутата иммунитет. Как правило, это происходит либо после обращения следственных органов в сам парламент или через высшие судебные инстанции.
Традиционно, парламентская неприкосновенность считается одним из важных достижений демократии.
М.Д.: «Уважаемый суд, я по долгу службы очень часто общаюсь с разными людьми. И то, что они говорят, совпадает с позицией Сергея Михайлова.
Поэтому я считаю, что уголовное дело в отношении него надуманное, политическое, ибо оно не имеет над собой реальной почвы.
Я не знакомилась с материалами дела, поэтому даже не знаю, что является объектом преступного посягательства. Но как можно посягать на конституционную основу, которая гарантирует гражданам свободу мысли и слова? Вот меня привлекли за то, что я употребила в речи слово «война», а не «спецоперация», как это принято сейчас. Я полагаю, что в отношении подсудимого та же ситуация».
Следующее заседание по делу назначено на 24 августа в 14:30. Мы следим за развитием событий.
Аржан Махин, из Дворца правосудия

Post by admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *