Продолжаются судебные заседания по делу Сергея Михайлова

ПРОДОЛЖАЮТСЯ СУДЕБНЫЕ ЗАСЕДАНИЯ ПО ДЕЛУ СЕРГЕЯ МИХАЙЛОВА

Мы продолжаем публиковать фрагменты записей показаний свидетелей, вызывавшихся стороной обвинения на судебные заседания по делу учредителя газеты «Листок» Сергея Михайлова. О допросах некоторых свидетелей обвинения вы можете прочитать в №№43,44.

Еликпай Аманчин: «Михайлов что-то напутал, я такого не говорил»
Еликпай Сергеевич Аманчин, 1950 года рождения, в настоящее время является депутатом Государственного собрания — Эл Курултай Республики Алтай от партии КПРФ. Проживает в селе Белый Ануй. В его показаниях главным пунктом был лишь один эпизод: свидетель считает, что в начале 2022 года Сергей Михайлов в своей газете исказил его слова, касающиеся одного из вопросов государственной политики России. В связи с этим Е.Аманчин потребовал опубликовать опровержение, что и было сделано редакцией.
Свидетель лично не присутствовал на судебном заседании, была организована конференц-связь на базе Усть-Канского районного суда. Нужно отметить, что связь временами была довольно плохой. В какой-то момент судья даже заметил представителю защиты: «Когда вы задаете вопрос, который свидетель не хочет слышать, он говорит, что не слышит».
На вопрос, знаком ли он с подсудимым С. Михайловым, свидетель сообщил, что лично не знаком. «Дважды разговаривал с ним по телефону. В первый раз в 2018 году, когда баллотировался в депутаты, по поводу предвыборной статьи. Второй раз в 2022 году».
На вопрос обвинения «были ли случаи, когда обвиняемый вам звонил?», ответил отрицательно. Однако отметим, что в показаниях, данных в ходе предварительного следствия, свидетель сообщал о неоднократных разговорах с учредителем «Листка».
Вопросы к свидетелю со стороны обвинения:
— Что можете пояснить про газету «Листок»?
— В основном, в этой газете писали про чиновников, нечистых на руку. Также он (Михайлов) писал о том, что Россия является агрессором. Эти статьи я перестал читать, потому что не разделял его точку зрения. Другие статьи читал.
(Что публиковалось в газете конкретно на эту тему, сказать не может, так как их не читал).
— Знаете ли вы, кто являлся главным редактором газеты «Листок»?
— Если память мне не изменяет — Жулаева. Точно не знаю.
— Была опубликована статья, где высказывалось ваше мнение?
— Да. Но я так не высказывался, Михайлов что-то напутал.
Вопросы к свидетелю со стороны обвиняемого:
— Ваши слова были искажены, или было написано так, как вы их сказали?
— Вас не слышно.
(Судья попросил программиста в Усть-Кане убавить звук в помещении суда.)
— После того как вы опубликовали опровержение ваших слов в «Листке», я с вами связывался? Аудиозапись разговора была опубликована?
— Да.
— Эти материалы друг другу соответствовали?
— В целом, да.
Вопросы со стороны защиты:
— Какую-то оценку вы можете дать тем материалам, которые, как вы говорите, вначале читали, а потом перестали читать? Вы знаете, о чем там было написано?
— Это было давно. Не помню.
— В чем заключалось опровержение? Было искажение ваших слов, или вы хотели выразить свою позицию по отношению к происходящим событиям?
— Я хотел высказать свою позицию. Михайлов в своей заметке исказил мои слова.
На вопрос обвинения, известно ли ему, кто осуществлял публикации в начале 2022 года в газете «Листок» и в телеграм-канале, свидетель ответил, что ничего сказать не может. «Знаю, что Жулаева редактор, а хозяин Михайлов».
В оглашенных предварительных показаниях Е. Аманчина в числе прочего говорилось следующее. «31 марта 2022 года в качестве свидетеля был допрошен Аманчин Еликпай Сергеевич, депутат Госсобрания от партии КПРФ.
«Мне позвонил Михаилов, чтобы узнать мое мнение в связи с последними событиями. Я сказал свое мнение, но в газете «Листок» увидел статью, где было написано другое, после чего мною было сделано опровержение в газете и на сайте Госсобрания. Потом мне снова позвонил Михайлов и спросил, почему я написал опровержение. Затем аудиозапись нашего разговора оказалась в интернете. Там говорилось, что депутаты Госсобрания Аманчин, Кухтуеков, Демина высказали общее мнение, но мое мнение было другим, он его исказил. В газете не знаком ни с кем, кроме Инны Васильевны лично, которой передавал свою предвыборную статью. Как именно проходил процесс подготовки газеты, мне не известно, Рау мне не знаком. В беседах говорил Михайлову по телефону, что я не согласен с его точкой зрения на происходящее».
В предварительных показаниях прозвучали некоторые нюансы содержания телефонных разговоров с Михайловым, о которых свидетель отказывался говорить на суде. Свидетель подтвердил предварительные показания.
Вопросы С.Михайлова:
— В показаниях, данных в ходе предварительного следствия, вы говорите, что в 2022 году Михайлов публиковал новости в интернете. Откуда вам известно, кто это делал?
— В одной из статей был указан ваш телефон, ваш канал.
Защита:
— Вы из этого сделали вывод, что это Михайлов?
— Да.
— Вы интернетом пользуетесь? Сами видели эту статью с номером телефона в интернете?
— Не видел.
— Тогда откуда знаете, что это было в интернете?
— Мне звонили и сообщали.
Защита отметила противоречия в показаниях — читал ли свидетель статью в газете, на которую давал опровержение, или ему передали ее содержание, из показаний так и не стало понятно.
Защита выдвинула ходатайство о том, чтобы свидетель лично был приглашен на судебное заседание, так как Усть-Канский народный суд не обеспечил связь надлежащего качества. Допрос свидетеля был прерван.

Борис Данилов: «Я бы сам его расстрелял»
Свидетель Борис Викторович Данилов живет в Горно-Алтайске. Заявил, что в первый раз видит обвиняемого, личных взаимоотношений нет, оснований сказать неправду не имеет. Надо сказать, что во время судебного заседания свидетель вел себя довольно агрессивно, позволяя себе грубые и неприязненные высказывания в адрес обвиняемого.
Вопросы к свидетелю со стороны обвинения:
— Вам знакома газета «Листок»? Какие материалы вы там читали?
— Да. Жена покупала ее из-за программы. Сначала все про Бердникова (бывший Глава Республики Алтай — прим. ред.) было, что он такой-сякой. Но потом я обратил внимание, что там по Донбассу сводки. Особенно последний номер меня возмутил (какой «последний» — не уточняет, но имеет в виду номер газеты за февраль 2022 г.). Я в правительство к представителю президента отнес газету, меня возмутили высказывания в адрес президента.
— Кто подписывался под этими статьями?
— Михайлов. И он на первой странице был. По военному времени, его к стенке надо поставить. Без суда и следствия.
Обвиняемый:
— За что?
— Ты пропагандист на всю республику. Тебя надо расстрелять как паникера и саботажника. Тебе надо в психушке сидеть, а не главным редактором быть. Тебя, наверное, Байден финансировал. Откуда ты брал деньги на бумагу, на печать?..
— С точки зрения международно признанных границ, территория Донбасса является чьей территорией?
— России. Американцы неправильно живут, не по нашему закону.
— Откуда вам известно, что Михайлов является главным редактором газеты?
— Там написано.
— Где написано?
— А ты что, не знаешь, где?
— Вы сказали, что принесли газету в правительство и интересовались, почему в отношении «Листка» не осуществляется цензура. А цензура в России существует?
— А как же! В советское время я работал в газете «Правда», газету сначала проверят вдоль и поперек, только потом выпускают.
— А в современной России предусмотрена цензура?
— Я не знаю, мне этого не надо.
Вопросы со стороны защиты:
— Борис Викторович, почему вы так неприязненно разговариваете с обвиняемым? Вы к нему негативно относитесь?
— Конечно. Я бы вообще с ним разговаривать не стал.
— Чем вызвано такое отношение?
— Он в каком государстве живет? Не в Америке же, а в России.
— Он имеет право думать не так, как думаете вы?
— В Донбассе люди страдают, а мы должны смотреть на это…
— Вы откуда это знаете?
— Как откуда? У меня отец на фронт ушел в 17 лет, приписал себе два года.
— А при чем здесь публикации Михайлова?
— Как при чем? Бандеровцы, вся эта мразь… их не добили. Спецоперация началась как раз против этих нелюдей.
— Почему вы сейчас на Михайлова показываете? По-вашему, он нелюдь?
— Публиковал-то он, не я. Вы что, меня разыгрываете тут? Вы не знаете, что в мире творится?
— То есть вы считаете, что его нужно убить?
— Не просто считаю, я бы его сам расстрелял.
— Я не знаю, как тут можно задавать вопросы… имеет место крайне неприязненное отношение.
— Я с ним даже не знаком был до сегодняшнего дня.
Судья к свидетелю:
— А что вызвало такое неприязненное отношение? Его публикации?
— Да.
— У вас есть основания говорить неправду?
— Нет. О том, что написано было, о том и говорю.
— Когда вы читали эти статьи?
— Год назад примерно.
— О чем они были?
— Сводки эти, что российская армия обстреляла… А то, что на Донбассе дети погибают…
— Характер публикаций в «Листке» был аналогичен тому, что говорили официальные СМИ Российской Федерации?
— Абсолютно никак не соответствовал. В российских СМИ и по телевизору говорили правильно, а в «Листке» все по-другому писали.
— У вас высшее образование. Какие эмоции вызывали у вас данные статьи как у читателя?
— Меня это просто возмущало.
— Где приобретали газету
— В киосках.
— То есть она была в общественном доступе?
— Во всех киосках.
Защита:
— Если бы выпускали сейчас «Листок», вы бы читали?
— Нет, я все смотрю по телевизору.
— Если автор уверен, что все происходит так, а не как по телевизору, если он добросовестно заблуждается, его нужно расстрелять?
— Там показывают корреспондентов, которые снимают прямо на месте, там все правда.
— В газете «Листок» публиковалась правда или ложь?
— Это дискредитация.
— Но на ваш взгляд это правда, или ложь?
— Откуда я знаю. Я не читал эти статьи с марта 2022 года. Я отдал представителю президента три газеты, чтобы меры принимали.
— Вы «Горячие новости» с февраля 2022 года читали?
— Я читал сводки только. А потом перестал читать
— А как вы свидетелем проходите по этому делу?
— Я только сводки читал про обстрелы.
— Но вы в ходе предварительного следствия показали, что с 24 февраля в рубрике «Горячие новости» публиковались недостоверные сведения. А теперь говорите, что в это время не читали газету. А как вы протокол подписывали?
— Не знаю. Об этом я вообще не говорил.
Обвиняемый задал еще несколько вопросов по предварительным показаниям. И свидетель заявил, что он этого не говорил.
Обвинитель:
— Как следователь вас допрашивал?
— Домой приезжал.
— Вы читали свои показания?
— Читал.
— А почему не подтверждаете обстоятельства, которые изложены в протоколе предварительного допроса?
— Этого в разговоре не было.
— Посмотрите — это ваша подпись, протокол от 4 ноября 2022 года?
— Не подтверждаю. Я такого не говорил, после 24 февраля 2022 года «Листка» уже не было. Я читал только то, что публиковалось до начала военной операции.
— Но вы рубрику «Горячие новости» новости читали в «Листке»?
— Я не знаю, где это. Представителю президента я все дословно написал, высказал свое отношение, когда отдал газеты. Но про СВО в то время в газете ничего не было.
В результате свидетель не подтвердил свои показания, данные в ходе предварительного следствия, заявив, что он такого не говорил. Напомним, что подсудимому вменяется статья о дискредитации Вооруженных сил РФ на основе публикаций, которые, как выяснилось во время судебного заседания, этот свидетель обвинения не читал.

Подготовила к публикации Александра Строгонова

Фото с сайта https://www.gorno

Post by admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *