О том, как независимые депутаты хотели сократить расходы бюджета, или «Медицину надо спасать!»

О ТОМ, КАК НЕЗАВИСИМЫЕ ДЕПУТАТЫ ХОТЕЛИ СОКРАТИТЬ РАСХОДЫ БЮДЖЕТА, ИЛИ "МЕДИЦИНУ НАДО СПАСАТЬ!"

Окончание. Начало в №48

Под председательством Артура Кохоева 16 ноября состоялась очередная, XXXIX сессия Государственного Собрания — Эл Курултай Республики Алтай седьмого созыва. В парламентском заседании приняли участие 35 депутатов. Длилась сессия почти весь рабочий день, было рассмотрено 32 вопроса, сказано много интересного, но так как в газету все не дашь, мы выбрали для читателей самые интересные, как нам показалось, моменты.

Кого сократить для экономии бюджета?
Депутат Республики Алтай Аскар Тулебаев, руководитель группы независимых депутатов, представил проект конституционного закона Республики Алтай «О внесении изменения в статью 3 Конституционного закона Республики Алтай «О Государственном Собрании — Эл Курултай Республики Алтай».
Он озвучил анализ итогов деятельности Госсобрания за последние три года:
— В 2020 году семь комитетов ГС — ЭК РА разработали и внесли 17 законопроектов. Два комитета при этом не внесли ни одного законопроекта в течение года. В 2021 году 27 законопроектов разработано и внесено, один комитет не внес ни одного законопроекта в течение года. В 2022 году внесено 32 законопроекта. Необходимо учесть, что подавляющее большинство вносимых законопроектов — это приведение в соответствие с законами федерального значения. Приведенная статистика, по нашему мнению, свидетельствует о низкой эффективности ряда комитетов в связи с тем, что вопросы ведения крайне узкие и они мало загружены, для повышения которой мы предлагаем вернуться к прежней структуре, которая действовала в трех предыдущих созывах. Было семь депутатов на постоянно основе, шесть комитетов и председатель Госсобрания. Заместитель спикера являлся одним из председателей комитетов, при этом его нужно освободить от организационных работ, для этого у нас существует целый аппарат и казенные учреждения. Кроме того, можно взять практику других регионов, когда для представительских функций или иных возможно увеличение количества замов на бесплатной основе.
Вторая цель законопроекта — экономия бюджета. Предлагаемые нами изменения обусловлены крайне непростой ситуацией — буквально на этой сессии мы с вами спорим о доходах, о том, где взять деньги, у кого забрать, кому отдать… По нашим расчетам, более 50 миллионов средств налогоплательщиков можно сэкономить, которые пойдут на многочисленные неотложные мероприятия, которые необходимо провести.
Данная инициатива в рамках наших полномочий не противоречит федеральному закону. С учетом вышеизложенного прошу коллег поддержать данную инициативу в первом чтении для доработки и внесения в дальнейшем.
Отметим, что ранее в материале «Минус несколько «хлебных» должностей, плюс один нужный комитет. Как независимые депутаты предлагают реформировать Госсобрание» «Сорока» писала об этой депутатской инициативе. Так, комитет по развитию туризма, предпринимательства, спорта и молодежной политике, возглавляемый Сергеем Тимошенским, и комитет по экологии и природопользованию, которым руководит Владислав Рябченко, а также должность заместителя спикера ГС — ЭК РА, что занимает Герман Чепкин, независимые депутаты сочли неэффективными и предлагают сократить, комитеты переформатировать и создать, например, отдельный комитет по вопросам дорожного, гражданского строительства и ЖКХ.

«Вы прямо сейчас обманываете»
— Аскар Рыспекович, вы коснулись того, что, по вашим данным, порядка 50 млн освобождаются согласно данных изменений. А есть какие-то расчеты? На комитетах вы говорили — 10, сегодня — 50, завтра — 150, — задал вопрос Сергей Тимошенский.
— 10 — имеется в виду, за один год, — ответил Тулебаев. — А 50… Если взять среднюю зарплату председателя, а мы берем по декларациям вашим, там порядка 2,5 млн в год…
— Вы прямо сейчас обманываете, Аскар Рыспекович, нету такой цифры, — заявил Тимошенский.
— Вы задали вопрос, я вам отвечаю, а вы перебиваете…
— Ну хорошо, в первом пункте вы обманули. Тогда не считаете ли вы в принципе, если посмотреть на статью 3, первый абзац, где говорится, что Государственное Собрание — Эл Курултай Республики Алтай самостоятельно определяет свою структуру… Может быть, тогда стоило внести такие изменения, что предыдущий созыв определяет структуру следующего? Почему вы решаете, что следующий созыв будет недееспособен, чтобы сократить это количество, что им нужна наша помощь именно в ограничении?.. Чтобы сделать максимально доступное количество комитетов, семь, потому что 25 процентов подразумевает и семь, и шесть, и пять в том числе. То есть, вы вносите, что следующий состав будет недееспособным для принятия таких решений? Тогда, наверное, надо было в первый абзац вносить изменение, что предыдущий созыв определяет структуру следующего.
— Сергей Константинович, если бы ваш комитет проявлял активность такую в процессе работы… Один из тех комитетов, о которых я говорил, это ваш комитет, который не внес ни одного предложения.
— Я буду в конце выступать.
— Вас же практически наняло население на деньги налогоплательщиков, чтобы вы здесь представляли его, работали, вносили эти предложения. Если бы мы внесли такое предложение в самом начале, нам бы сказали — так вы еще не видели работы депутатов. А сейчас как раз время прошло, мы проанализировали и поняли, что эффективность в том числе вашего комитета очень низкая…
— За полгода до следующих выборов пора менять структуру?
— …явка иногда у вас не состоится, очень мало вопросов рассматривается…
— Такого ни разу не было, Аскар Рыспекович! Вы вот сейчас второй раз обманываете.
— Ну как не было, бывает такое. (Спорят)
Мария Демина спросила, анализировалась ли деятельность освобожденных работников Госсобрания с точки зрения исполнения иных полномочий — контрольных, представительских?
— Здесь тоже хотелось бы повысить контрольную функцию. Вот мы сейчас с вами пришли к вопросу контроля за выделением земельных участков. Говорим четыре года уже об этом, а до сих пор мер не предпринято, хотя у нас с вами, у парламента есть контрольные функции. Вот Сергей Алексеевич (Ложкин) бросил реплику о том, что не приезжайте в другие районы, а все мы, депутаты, и на постоянной основе работающие, и не на постоянной, должны… Это не популизм, я вам честно скажу, мы же не поймем воспитателя, который за 22 тысячи работает, если получаем больше 100 тысяч. Я про тех, кто на постоянной основе находится, — отвечал Тулебаев.

«Не популизм, а реальное предложение»
Какие комитеты тогда нужно объединить, какие создать, поинтересовалась Мария Фоминична. «Мы это тоже анализировали, конечно, это не окончательный вариант и решать будет новый созыв, но предложение мы можем внести. Комитет, который у нас по туризму, предпринимательству и спорту — честно сказать, его нужно переформатировать. В комитет по образованию нужно передать молодежь, спорт, как оно раньше и было. Сейчас, наверное, наиболее необходимый комитет — это комитет по ЖКХ, строительству и контролю за этими направлениями. У нас же основные проблемы там. Также комитеты аграрный и экологии. Комитет экологии, если честно, не так и загружен. Раньше же это был один комитет и в принципе эффективно работал. Думаю, что нам теперь, по прошествии времени, уже видно», — ответил Аскар Тулебаев.
— Если сегодня это не популизм, то, во-первых, почему вы вводите действие закона со следующего созыва? И второй вопрос — по деньгам. Вы введете его со следующего срока, с сентября 2024 года. По факту, за 2024 год, как вы говорите, экономия будет только за три месяца, и так далее, в 2025 году мы экономим, в 2026… Как вы далеко смотрите, вы так за следующий состав депутатов переживаете? — спросил Сергей Ложкин.
— Я не за депутатов переживаю, а за средства налогоплательщиков. Мы в принципе готовы к тому, чтобы с нового года это принять, чтоб (экономия была) в бюджете 2024 года. А если еще решительнее нам пойти — давайте все откажемся от тех дополнительных средств, которые платят тем, кто на постоянной основе. Вот получают остальные по 20 с чем-то тысяч — как раз как получает воспитатель, учителя, и мы с вами сразу почувствуем, как люди живут в это время. Это не популизм, это реальное предложение, — отвечал Аскар Рыспекович.
— Ну к данному законопроекту это же не относится, опять популизм, — засмеялся Сергей Ложкин.
— В первом чтении же принимаем, сейчас поддержите — и сразу перейдем, ко второму чтению бюджета как раз примем…
Глава профильного комитета Виктор Ромашкин отметил, что изучена история вопроса, проведен мониторинг ситуации в заксобраниях Сибирского федерального округа и спор о том, сколько человек должно работать на постоянной основе, возникает при каждом моменте избрания. Он также провел краткий исторический экскурс, напомнив, в какие годы как решался данный вопрос в Госсобрании, подчеркнул, что депутаты сами определяют количество комитетов и новый созыв этим тоже займется в свое время, и вообще, комитеты занимаются не только подготовкой законодательных инициатив, они также готовят вопросы и на заседания президиума, на своих заседаниях заслушивают отчеты исполнительной власти, проводят круглые столы, парламентские слушания, выездные заседания. В итоге комитет большинством голосов рекомендует сессии отклонить данный законопроект.
Сергей Кухтуеков спросил у Виктора Ромашкина, возможно ли ввести действие закона с 1 января 2024 года. Тот ответил отрицательно и сослался на федеральный закон. Мария Демина считает, что законопроект имеет под собой реальную почву: «Мы с вами четыре года отработали и можем делать выводы относительно работы тех или иных комитетов. Я вижу, как изменилась работа нашего социального комитета, здесь, конечно, нужно отдать должное Алене Борисовне, при всем при том. Она реагирует на замечания, стремится усовершенствовать работу комитета, мы много выезжаем, и самостоятельно, за пределами работы комитета она тоже проводит определенную работу. Комитет по образованию, Наталья Михайловна Екеева достаточно много работает, комитет по законодательству… вот эти три комитета можно выделить. Я не говорю о первых лицах, но комитеты работают и, полагаю, оправдывают получаемые деньги налогоплательщиков. Но возникает ряд проблем в деятельности парламента, которые ничем не объяснимы. Мы с вами не исполняем контрольные функции. Назначаем определенных лиц в Правительство Республики Алтай, но никак не контролируем их деятельность. У нас сегодня нет экономического развития. Мы знаем, чем занимаются замы, но результатов работы не видим, и ни разу мы их не вытащили в Госсобрание и не потребовали от Главы или заставить этих замов работать, или пусть они уходят в отставки, потому что Республика Алтай находится в состоянии стагнации. Третье, на что я бы хотела обратить внимание — непонятное панибратство во взаимоотношениях между освобожденными председателями комитетов и органами исполнительной власти. Да, мы можем быть друзьями и иметь какие-то иные отношения, но когда ты исполняешь свои обязанности, на первом месте должны стоять интересы своего избирателя. Когда поднимаешь те или иные вопросы, например, по деятельности судебных органов, все прекрасно знают, что вот этот кандидат — троечник и не может исполнять своих обязанностей. Нет, председатель курирующего комитета (разводит руками) — ну и что, что троечник. А потом у граждан возникает масса вопросов, когда мировой судья не может предмет требований определить… Кроме того, неуважительное отношение к закону. Не знаем законов, не хотим их изучать и применять. И факт того, что «Единая Россия» большинством голосов приняла решение давать депутатам выступать по две минуты по серьезнейшим вопросам — это неуважение к депутатскому корпусу. Поэтому я согласна с предложением, которое вносят депутаты».

«Лучше приукрасить, мы же снимаем видеоролики»
Слово взял Владислав Рябченко:
— Дорогие друзья, Аскар Рыспекович, так благородно было начало вашего выступления по поводу экономии средств, благих намерений. Но потом… мы понимаем, что деньги эти будут в 2025 году, не раньше, и распоряжаться ими будет уже другой созыв, не мы с вами. То есть, сегодня все равно есть некоторое лукавство в этом. По поводу работы, вы говорите, надо выделить ЖКХ, мы сегодня знаем, что это заместитель председателя по экономике ведет эту секцию. И потом банально свалилось в то, что давайте уберем членов «Единой России» из комитетов, назначим других, более достойных кандидатов, я не буду фамилии называть, но все понимают, да? Что отдельный комитет по ЖКХ прозвучал. И потом еще на заседании комитета, когда Виктор Васильевич докладывал, там присутствовало 12 человек и всего один голос поддержал данный законопроект. Это немаловажно. Там прозвучала такая фраза, что в некоторых субъектах руководители фракций на освобожденной основе участвуют в работе парламента. Аскар Рыспекович тогда сказал — а вот это нам интересно, давайте это будем обсуждать ко второму чтению. То есть, понимаете, здесь все свелось к выяснению личных отношений, не имеющих под собой ни государственных, ни благих целей, ни какой-то экономии… 10 миллионов, 50 миллионов, по факту, если даже три комитета убрать, будет чуть более 5 миллионов экономия средств. Но об этом тоже… лучше приукрасить и побольше сказать, потому что мы же снимаем видеоролики, надо завтра выложить и ввести в заблуждение.
Сергей Ложкин добавил: «Все мы все прекрасно понимаем, осталось работать нам совсем немного, кто-то готовится, наверное, к следующей выборной гонке, поэтому хотел бы обратиться к нашим оппонентам — давайте встретимся на поле с народом и там народ рассудит, кто прав, кто виноват. И прекратим, будут же дальнейшие сессии, вот такие популистские вопросы, законопроекты, высосанные из пальца. Давайте как-то посерьезнее к парламенту относиться, это все-таки не место для пиара».
Алена Казанцева поблагодарила Марию Демина за высокую оценку ее труда и сказала, что депутаты, внесшие законопроект, почему-то в своих пабликах не упомянули о такой экономии как 50 миллионов, снятых с ремонта Госсобрания и отданных на СВО, и 28 миллионов, тоже с ремонта, переданы на лекарственное обеспечение: «Это реальная, серьезная экономия. А те суммы, что вы озвучили — ну, надо посчитать».
Далее спикер Артур Кохоев не дал слова независимым, инициаторам законопроекта — «вы все четверо субъект права законодательной инициативы. Аскар Рыспекович 15 минут выступал с вашей консолидированной позицией». Тулебаев отметил, что услышал необоснованные обвинения от коллег (видимо, имелись в виду слова Владислава Рябченко про комитет ЖКХ) и сообщил, что во многих субъектах есть председатели комитетов, работающие на бесплатной основе: «Я понимаю, что за живое задели. Но зачем искажать-то информацию? Если работает Алена Борисовна хорошо, ну да, ругаемся иногда, спорим, но работает и работает, какие вопросы? Так же и по Виктору Васильевичу…»
Сергей Кухтуеков настаивал на своем выступлении, но Артур Кохоев был также настойчив и слова никому из независимых не дал, предложив выступить потом в «Разном», и поставил законопроект на голосование. За были 6 голосов, 15 против, не голосовали 10.
«Мы решили, что вы нарушаете наше право на выступления и дальше принимать участия в сессии мы не будем», — сказал Аскар Тулебаев и независимые депутаты покинули зал сессии.

Чего не хватает в здравоохранении и какие меры принимаются?
На сессии заслушана информация министра здравоохранения РА «О кадровой политике в сфере здравоохранения Республики Алтай». Валерий Елыкомов начал с цифр: «По состоянию на 1 ноября 2023 года в государственных учреждениях здравоохранения работает 789 врачей, на 1 июня текущего года работал 761 человек.

Плюс 28. Работает 2376 средних медработников, было 2364, плюс 12 на сейчас. По обеспеченности по врачам — на 10 тысяч населения у нас 37,43, на середину года было 36,1, по средним медработникам — 112,7, на середину года было 112,1. В РФ в 2022 году средняя обеспеченность врачами была 37,2, по 2023 году — 36,8. По СФО — 36,9.
По соседнему Алтайскому краю — 35,5. Кто хуже нас по СФО — Тыва, Хакасия, Кемерово… По средним медработникам в РФ в 2022 году — 77,7, в 2023 — 80,7. По СФО — 87,2. Алтайский край — 92,2. Привел я это для того, чтобы показать, что в общем и целом, несмотря на кадровую проблему по Российской Федерации, мы не являемся худшими.
Мы себе поставили достаточно высокую планку по обеспеченности врачами — под 41,2 и по среднему медперсоналу — 112. Это правильный подход, потому что от кадровых вопросов зависит работа всего здравоохранения в целом.
Обеспеченность врачами, которые оказывают первичную медико-санитарную помощь, лучше, чем по городу, там необходимо привлечь 20 врачей. Обеспеченность врачами, которые оказывают специализированную помощь, требует привлечения 29 врачей, скорая медпомощь требует привлечения 10 врачей. Какие меры принимаются?
На 2023 год у нас запланировано привлечение 35 врачей и 13 средних медработников по программам «Земский доктор», «Земский фельдшер», на это выделено 57 миллионов рублей.
Сейчас привлечено 26 врачей в сельскую местность и 13 фельдшеров. На протяжении последних лет в республике стоит вопрос оттока квалифицированных кадров. Куда? Это известно — Сахалин, Камчатский край, Москва, Санкт-Петербург, ХМАО, ряд соседних регионов — Алтайский край, Томск.
По Республиканской больнице укомплектованность врачами, которые окажут медпомощь в амбулаторных условиях, составляет 74 процента, работают 74 человека из 99 предусмотренных. В перинатальном центре — 85 процентов, занято 16 из 18 предусмотренных ставок.
Кого не хватает? В Ресбольнице: педиатр участковый — 8, терапевт участковый — 9, анестезиолог-реаниматолог — 3, офтальмолог, эндокринолог, ревматолог, невролог детский, кардиолог детский, неонатолог. В перинатальном центре: акушер-гинеколог — 3, анестезиолог-реаниматолог — 2, неонатолог.
Причины кадрового дефицита в городе, на наш взгляд, во-первых — высокая стоимость жилья. По данным Алтайкрайстата, 1 кв.м жилья за второй квартал 2023 года на первичном рынке стоит 109,6 тысячи рублей, на вторичном рынке — 114,3.
Поэтому с учетом возможностей бюджета РА потребность на эти средства — три-четыре служебных помещения. И то мы их делим.
Поэтому одно из предложений, которое сегодня звучит — наверное, надо выбрать самое слабое звено, столицу республики, и постараться на 2024 год вложить средства именно туда, чтобы перекрыть этот дефицит.
Нам неоднократно приходилось выступать на комитете по соцполитике, в Правительстве, в Министерстве образования РФ с предложением об открытии медицинского факультета для подготовки медкадров с высшим медицинским образованием для соседних регионов.
Могу сказать, что мы теряем в основном выпускников медвузов, которые их заканчивают по целевому направлению.
В 2023 году из 45 выпускников медвузов, учившихся по целевому, 11 человек отказываются трудоустраиваться в медицинские учреждения республики по причине трудоустройства в другие регионы, в которых они проходили обучение. Они у нас учатся в Москве, Томске, Алтайском крае, Новосибирске. Отток средних медработников.
У нас медколледж ежегодно выпускает порядка 200 человек, вместе с тем потребность у нас существует, а причиной оттока среднего медперсонала стал уровень заработных плат. На 1 октября 2023 года средняя зарплата медсестер составила 41 702 рубля, в то время как аналогичный уровень зарплаты, даже выше, предлагается в других сферах — туризм, розничная торговля, при более низком уровне нагрузки и ответственности.
Вот 45 выпускников по целевому, из них трудоустроилось 18 процентов или 8 человек, они в основном поехали в районы, и всего один человек пришел в Ресбольницу.
Не трудоустроилось 37 человек по следующим причинам: продолжение обучения в ординатуре по целевому (14 человек, 8 терапевтов и 6 педиатров), устный отказ — 7 человек, направлены заявления о необходимости приступить к работе, понятно, что с этими лицами будут судебные разбирательства.
Переезд на другое место работы — 5 человек, расторгнут договор — 4 человека, беременность — 1 человек, поступили в ординатуру за свой счет — 1 человек. По ординатуре я в прошлый раз докладывал, что за теми, кто учился по целевому назначению, мы следим — все 13 ординаторов работают в наших медицинских учреждениях».
Министр привел аналогичную статистику по средним медработникам и озвучил предложение вместо покупки 4-5 квартир в год для медработников оплачивать им аренду жилья (в этом, по его словам, нуждается 25 человек), предполагается сумма в 30 тысяч в месяц, процент возмещения — 50%.

Запись к врачу — боль всеобщая
Далее пошли вопросы от депутатов. Сергей Ложкин спросил о доступности записи к врачу — проблеме, о которой сейчас говорят все жители региона. Валерий Елыкомов начал отвечать с цифрами в руках, но ничего хорошего из этого не получилось.
Например, депутата смутило, что министр заявил — в 2022 году, когда не было записи через портал, записалось 737 520 тысяч человек: «Это три республики вылечилось, что ли?»
Второй вопрос от Ложкина был о том, что министры здравоохранения меняются, а скандальных историй меньше не становится: «Если поставщики готовы такие откаты давать тем, кто у власти, может, там поискать деньги на квартиры?»
— То, что при приезде федеральной прокуратуры проверили остатки, они были с 2020, 2021, 2022, 2023 года. Проверяли таблетки. Сколько срок годности таблеток? Пять лет. Вопрос — а сколько остатков было 2020, 2021 года? 95 процентов. Вопросы ко мне? Хорошо, еще: на сумму 1,3 миллиарда лекарств поступило, а на 3,3 за пять лет просрочены. Какие просрочены? Кто-то умер, кто-то уехал лечиться, кто-то поменял лечение. Этого никто не слышит, — ответил министр.
Мария Кабудыкова поинтересовалась, как решается проблема с обеспечением лекарственными средствами федеральных, региональных льготников, в том числе детей-инвалидов: «Я состою в чате «Диабет Республики Алтай», ситуация не меняется. Родители детей-диабетиков так и не получают лекарственные препараты и расходные материалы, положенные по закону, в нужном объеме. Находиться в этом чате очень тяжело, читать боль родителей, ведь если ребенок не получил препарат вовремя — возникает опасность его здоровью… Как решается эта острая проблема? Люди обращаются ко мне…»
— Согласен, что проблема острая. У нас федеральных льготников в 2022 году было 5600 человек. Тогда, когда не было системы, не было регистра. В 2023 году на январь у нас было 6306 человек, на сегодня — 6684. Плюсом 378 человек, — говорил Валерий Елыкомов. — Они идут в региональный бюджет, потому что по постановлению №890 он только со следующего года может получать, а если нужно сейчас — извините, доставайте из кармана регионального бюджета. Сколько на одного федерального льготника надо? По спинально-мышечной атрофии — 16,5 миллиона на одного человека. По онкологии на 15 пациентов — 82,5 миллиона.
Вопрос по лекарствам — серьезный и когда мы выходили на этот год, мы сказали — нам не хватает 53 миллиона. Нас сказали — у вас же есть регистр, что вы тут мудрите?
Есть регистр, есть назначение, есть известная цена, проводи только планово и получай. Ну да, мы прожили 9 месяцев, стали глючить, нам не хватает денег, спасибо правительству, нам выделили 17 миллионов, речь идет о выделении еще 16, причем 10 за наш счет, с других статей, и 6 за счет средств региона.
Ну да, проживем мы до конца года, что будет дальше? У нас на следующий год запланировано по региональной льготе 118 миллионов рублей, тогда как уже сейчас известна цена — 165. По лекарствам по диабету — приходится с колес работать, вот дали 16 миллионов — мы закупили «Левемир» для детей и выдали его…
— Не всем выдали, — вставила Мария Кабудыкова.
— Ну буквально вот пришло и во вторник приходят еще средства измерения, с ними доживем до конца года. Вот такая ситуация.
Михаил Федькин спросил, чем лучше Алтайский край, что туда уезжают врачи. «Они к себе в карман в долг залезли на 8,5 миллиарда», — ответил Елыкомов. «А вот вы про 40 тысяч у медсестры сказали — это ставка или?» — «Это на человека, сколько заработал, на полторы ставки, с дежурствами и со всем остальным».
О том, что тяжело, почти невозможно записаться к врачу, несмотря на вроде бы имеющиеся варианты, говорили Радмила Пекпеева, Рустам Байдалаков. Сергей Тимошенский спросил, как министерство видит решение ситуации с целевиками, которые отказываются выходить на работу в государственных медучреждениях и не возвращают средства, которыми республика оплатила их образование.
Министр привел в пример Чойский район: «Они своим студентам 4-5-6 курсов выплачивают серьезные деньги, до 7500 рублей. Приглашают на практику, оплачивают проезд. А когда такой человек придет судиться — он суд проиграет.
Всем предложена такая практика. Но у нас часто думают — а-а, прокатит… Решение — надо закреплять за районами финансовую поддержку студентов».

«Все очень плачевно»
— То, что нам рассказывает Валерий Анатольевич, послушаешь — ну, в принципе, ситуация вроде бы неплохая. И в то же время не проходит ни одного дня, чтоб не обратились люди, не только ко мне, вообще ко всем, наверное, депутатам, касательно здравоохранения, — говорила глава профильного комитета Алена Казанцева. — Открываешь интернет — во всех чатах: невозможно получить талон…
Вы сказали, 5-6 дней крайний срок, а люди на обследование не могут получить месяцами талоны. УЗИ, МРТ, КТ, ФГДС — это просто… люди потом просто машут рукой — ну, пойду в частную клинику. Конечно, замечательно, что мы покупаем новое оборудование, ангиограф — это спасение многих жизней.
Но ситуация так складывается, что скоро у нас будет некому работать на этих ангиографах. И еще. Почему человек, который уходит на больничный, не может получить талон заранее? На вторичный прием? Почему ему снова нужно будет круги ада пройти, чтоб снова попасть на прием к врачу?
И еще, меня несколько насторожило в одном из ваших ответов то, что вы «чуть-чуть превысили показания» по младенческой смертности, еще по какой-то смертности…
Всего «чуть-чуть превысили», а это же чьи-то жизни, наших детей, наших земляков, которые не смогли получить вовремя квалифицированную доступную помощь, потому что не хватает врачей. И по поводу показателей. В прошлом году по итогам года не достигнуты по кадрам три показателя, в этом году на грани срыва, мы не достигаем уже по шести показателям.
По всему остальному, наверное, молодцы, но мы сегодня про кадры говорим. Нужно пересматривать механизмы… Это замечательно, что есть шесть вариантов записаться к врачу, но даже я их не знаю. Все очень плачевно.
— Алена Борисовна, можно вопрос задать в противовес? А что ж вы сегодня проголосовали за Фонд ОМС? — спросил Валерий Елыкомов. — За бездефицитный бюджет? А? Вы забыли цифры? Я вам напомню. 7 миллиардов — Фонд ОМС, и у нас со всем-всем — 1,5.
Ну сделайте дефицитным бюджет, хотя бы на 10 процентов, и все, у нас перекроется все. Не-е-т. Должна галочка крупная стоять. А вы, здравоохранение, из регионального бюджета попробуйте найти деньги. Это же вопрос такой… Я сидел, молчал…
— Может быть, зря вы молчали? Приходите к нам на рабочую группу и расскажите, на что мы должны обратить внимание, предложите варианты решения. Пока мы только другое слушаем, — отвечала Казанцева.
Мария Демина подчеркнула, что без хороших зарплат медикам никаких улучшений ждать не стоит, будет так же или хуже, а пока что здравоохранение финансируется чуть ли не по остаточному принципу. При этом она отметила не только низкую культуру поведения отдельных врачей, но и проблему получения качественной, именно квалифицированной помощи.
Тем не менее, она считает (основываясь на мнении своей помощницы, работающей в Ресбольнице), что с приходом нового министра и нового главного врача стали происходить позитивные перемены — хотя бы в плане культуры общения.

«Люди выйдут на центральную площадь и спросят…»
Артур Кохоев не остался в стороне от обсуждений: «Проводил недавно личный прием. Половина пришедших — с вопросами о проблемах здравоохранения. Почему талонов нет в больницах — потому что специалистов нет. От этого давайте исходить.
Валерий Анатольевич, вы когда приехали к нам, были назначены на эту ответственную должность, выступали, о стратегии рассказывали.
У меня, честно говоря, большая надежда была, что человек опытный, специалист, со стажем, человек, который работал в Государственной Думе, в том числе по проблемам здравоохранения, что что-то поменяется. Но судя по тому, как и с чем ко мне приходят люди — и не только ко мне — я этого не вижу.
Вот сегодня с утра я специально позвонил и уточнил: в Детской поликлинике должно быть 20 педиатров, на сегодняшнее утро работает 6 врачей.
Нет детского невролога, детского кардиолога, пульмонолога и так далее. А людям же не объяснить эти цифры, эти электронные дела и так далее.
Почему нету? Потому что уехали. Почему уехали? Потому что зарплата низкая, потому что индексацию толково не производят, жилищные вопросы не решают, вопросы повышения квалификации, других каких-то мер поддержки.
Врач, например, в Чергу приехала, детский сад не выделили — уехала. Понятно, что надо с органами местного самоуправления совместно такие вопросы решать. Мне коллеги говорят — в реанимации нет врачей, самое страшное. Не хватает врачей. Один — два врача, на них все держится… Жители-то не понимают этих красивых слов, цифр, им нужны действия.
Спасать надо сегодня медицину нашу. Если мы сегодня не примем кардинальные меры, меры оперативные с вашей стороны, Валерий Анатольевич, как государственного служащего, как главного менеджера нашей медицины, ничего не изменится. И люди придут и спросят, выйдут на центральную площадь и спросят — где наше здравоохранение? Где наши врачи?

Так что давайте спасать нашу медицину. Разворачивайте корабль, я не знаю, в какую сторону, но надо чтоб он плыл, чтобы наши врачи не уезжали. Жилье давайте строить.
Спасать надо медицину, кадры наши, медперсонал, скорую помощь, водителей…
Вы главный администратор, главный менеджер здравоохранения, у вас команда есть неплохая, надо садиться, не знаю, где-то пересматривать какие-то направления. Ну, базовый же перечень врачей у нас должен быть, в поликлинике, в детской поликлинике, в Ресбольнице, в районных больницах… если вопрос в финансах, понятно, ситуация сегодня непростая, ну давайте в комитете разбираться тогда по каждому направлению, Фонд ОМС подключайте…
Спасать надо медицину. Крик души у меня, я человек сдержанный, но в том, что в нашем здравоохранении сегодня творится, в том числе и ваша вина, Валерий Анатольевич…
Райбольницы-то вообще пустые, я уж про ФАПы молчу. Если даже в «северных» районах, где хорошие надбавки, начинают вакансии появляться — так дело не пойдет».
Таким образом, заслушав информацию министра здравоохранения Республики Алтай, парламентарии рекомендовали Правительству Республики Алтай предусмотреть финансовые средства в проекте закона Республики Алтай «О республиканском бюджете Республики Алтай на 2024 год и на плановый период 2025-2026 годов» на:
Увеличение оплаты труда медицинским работникам и установление дополнительных выплат водителям скорой медицинской помощи.
Предоставление мер социальной поддержки медицинским работникам медицинских организаций, подведомственных Министерству здравоохранения Республики Алтай в виде единовременной компенсационной выплаты медицинским работникам при устройстве в государственные медицинские организации, расположенные на территории города Горно-Алтайска; компенсационных выплат за наем (поднаем, аренду) жилого помещения медицинским работникам, проживающим на территории города Горно-Алтайска.
Оказания материальной помощи в денежной форме лицам, заключившим договор о целевом обучении по медицинским специальностям по образовательным программам среднего и высшего профессионального образования, в соответствии с договором о целевом обучении; приоритетного предоставления мест в детских садах детям медицинских работников.
Индексации компенсации расходов на оплату жилья и коммунальных услуг, твердого топлива медицинским работникам, проживающим в сельской местности; увеличения суммы финансирования на приобретение служебного жилья медицинским работникам.
Принято решение признать работу Министерства здравоохранения Республики Алтай недостаточно эффективной.

Инна Жулаева

Post by admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *