«Собака бывает кусачей только от….»?

"СОБАКА БЫВАЕТ КУСАЧЕЙ ТОЛЬКО ОТ...."?

Тема безнадзорных собак в нашей стране всегда в топе самых обсуждаемых, и в нашем городе, конечно, тоже. Что с ними делать? Опыт других стран нам почему-то не подходит (это когда за выбрасывание животины на улицу хозяину придется платить не просто большой, а огромный штраф), хотя, казалось бы, все просто, а главное, действенно, это подтвердит любой, кто бывал за границей. Нет, мы идем другим путем, каким — не очень понятно, но другим. Например, на заседании рабочей группы в Государственном Собрании — Эл Курултай РА, что состоялось 6 декабря, активно муссировалась тема так называемой гуманной эвтаназии. Кажется, за последние два десятка лет практика хоть гуманного, хоть нет умерщвления собак показала себя вообще неэффективной (если бы она была эффективной, вопрос был бы снят давно и навсегда), но тем не менее, именно ее предлагают как способ борьбы с безнадзорными собаками.

Председательствовал на заседании глава профильного комитета Рустам Байдалаков. Он отметил, что Госдума РФ дала право на уровне субъектов решать данный вопрос и предложил обсудить законопроект, касающийся обращения с животными без владельцев и порядка содержания отловленных животных без владельцев в местах временного содержания, не являющихся приютами для животных.

«Принимаемые меры неэффективны»

Первым слово предоставили работнику Комитета по ветеринарии с Госветинспекцией РА, разработчику законопроекта. В частности, предлагается в муниципальных органах создавать места и пункты временного содержания отловленных животных без владельцев животных, не являющихся приютами для них. Срок содержания в них не будет превышать 11 дней до принятия решения проведения умерщвления животного или дальнейшее его содержание: «Умерщвление бесхозных животных, проявляющих немотивированную агрессивность либо причинивших вред здоровью или жизни человека, либо невостребованных животных владельцем, физическими или юридическими лицами, в местах и пунктах временного содержания животных, не являющихся приютами. На сегодня 498-й федеральный закон запрещает проведение эвтаназии в приютах, на пункты временного содержания данная норма не распространяется», — сказала представитель ведомства.
Она отметила, что с 2020 года, когда вступил в силу №498-ФЗ, было выпущено в прежнюю среду обитания более 2500 собак без владельцев: «Статистика же показывает, что количество укусов собаками не уменьшилось, а только возросло, и действующая система «отлов — выпуск» неэффективна. Ничего не мешает выпущенным животным кидаться на людей, животные так же подвергаются риску заражения опасными заболеваниями вроде бешенства.
В Республике Алтай выделяется 7,5 млн рублей на мероприятия с животными без владельцев, в среднем на одно животное тратится 8,6 тысячи рублей в день, на содержание одного животного — более 400 рублей (цифры не очень понятны, может быть, мы не так услышали? — прим.ред.) За текущий год в Комитет по ветеринарии уже поступило 18 обращений о нападении и укусах собак. Согласно законопроекту, эвтаназии будут подвергаться не все подряд животные, а те, которые представляют угрозу и имеют высоту в холке более 35 сантиметров».
Было также отмечено, что подобный законопроект приняли в Бурятии, где за последние годы зафиксировано четыре случая нападения собак со смертельным исходом. Целью принятия проекта закона является приведение Закона Республики Алтай № 9-РЗ и Закона Республики Алтай 91-РЗ в соответствие с Федеральным законом № 377-ФЗ для обеспечения безопасности граждан, проживающих на территории Республики Алтай, заключила докладчик.
Представитель Роспотребнадзора по РА отметила, что если за прошлый год поступило 92 обращения о пострадавших от собак детях, то в этом году за 10 месяцев их уже 90, а значит, ситуация в регионе остается напряженной и принимаемые меры неэффективны для регулирования численности безнадзорных животных. При этом было отмечено, что кусаются не только безнадзорные собаки, но и домашние, отпущенные на самовыгул, и если укусов собак без хозяев зафиксировано 192, то укусов собак, имеющих владельцев, — 316. Правила содержания животных приняты во всех муниципалитетах, но достаточного контроля за их исполнением нет. Что же до переноса заболеваний, то в 2021, 2022, 2023 году были зафиксированы случаи бешенства среди домашних животных, причем в этом году — на территории Горно-Алтайска.

«Разговариваешь с хозяином — вроде все понимает, а потом то же самое…»

Председатель Комитета по охране, использованию и воспроизводству объектов животного мира РА животных Андрий Куданов заявил о своей поддержке предлагаемого законопроекта. Он рассказал о существующей серьезной проблеме от сбившихся в стаи собак для диких животных, в частности, для косуль. В Чойском, Турочакском, Майминском, Чемальском, Усть-Канском, Усть-Коксинском районах, где проходит миграция косуль, зачастую бродячие собаки их давят. В Горно-Алтайск, который, оказывается, тоже на путях миграции, также последнее время нередко спускаются косули и страдают затем от бродячих собак. Самое страшное — уничтожается маточное поголовье. В результате, по его словам, около 35-40 % количества численности животных погибают именно от собак.
В поддержку законопроекта также высказался председатель Совета депутатов Онгудайского района Адучи Тысов, он отметил, что Правительством РА району ежегодно на исполнение полномочий по обращению с животными без владельцев выделяется более полумиллиона рублей, в этом году — порядка 619 тысяч рублей: «Как нам известно, в республике один предприниматель занимается отловом безнадзорных собак, у него одного имеется приют для содержания животных, отвечающий всем требованиям. В связи с этим мы в районе сталкиваемся с тем, что когда подаем заявку на отлов, если раз в месяц выезжают — хорошо. В данном законопроекте есть строчки о пунктах временного содержания, не являющихся приютами — это, я считаю, очень хорошо скажется. На данный момент у нас отловлено 59 собак». Бесхозные собаки также сбиваются в стаи и нападают на домашний скот, напомнил докладчик, призвав не допустить повторения ситуации в Бурятии.
Глава Кызыл-Озекского сельского поселения Павел Козлов считает, что сегодня собака в приоритете над детьми: «Взрослый более-менее переживет, а для ребенка нападение — это травма… Статистику говорить не будут, обращаемся в МВД, в другие ведомства, вот ситуация «задавили курочку», участковый выехал, посмотрел — ну, собака, и что? Как идентифицировать, чья она? Владельца установить мы не можем. Хотел бы обратиться, чтоб данные изменения приняли, потому что ситуация страшная. Собак отпускают.
Вот проедьте по Кызыл-Озеку, населенный пункт большой, ребятишек тысяча учится. Идентифицировать животное не можем, проводим, по большому счету, беседу. С человеком когда разговариваешь — вроде бы все понимает, но спустя определенное время происходит все то же самое. Надо какие-то меры уже принимать. Давно это длится и никак не можем мы ничего решить».
По Горно-Алтайску ситуация как везде — принимаемых мер недостаточно: «В Управление коммунального хозяйства поступило 254 заявки на отлов, отловлено 276 голов. Мы понимаем, что на момент выезда часть собак уже разбежались. 118 материалов у нас поступило из Отдела МВД по Горно-Алтайску по собакам, но при выезде найти их не представляется возможным. Наверное, слышали, что недавно на улице Проточная собаки на глазах ребенка разорвали кошку и никто ничего не смог сделать, далее, в микрорайоне Байат ночью в домовладении стая собак задавила пять кур и четырех кроликов. Считаю, что ситуация на территории города представляет опасность для жизни и здоровья граждан и ухудшает санитарное состояние (собаки растаскивают мусор). В муниципалитеты поступают субвенции из Правительства РА, в настоящее время это одна тысяча рублей (На день? Месяц? Непонятно, — прим. ред.), но для того, чтобы освободить город от стай собак, этого недостаточно. Администрация Горно-Алтайска поддерживает законопроект», — говорила представитель этой самой администрации. Она отметила, что в ходе профилактических бесед со школьниками поступали вопросы о том, что нужно сделать для того, чтобы не было бесхозных собак на территории города. Они говорили, что дети, живущие в районе Каяса, доходят до магазина «Ягодка» и звонят родителям с просьбой их забрать, так как сами боятся идти по улицам из-за собак.

«Давайте создадим прецедент!»

Затем выступила представитель волонтеров Елена:
— Я представляю общественность, наша группа объединяет неравнодушных людей из многих уголков республики, людей, которые болеют душой за бездомных животных, и проблема эта действительно очень острая. Я выражаю мнение людей о пока еще неисчерпаемых возможностях, которые предоставляет закон об ответственном содержании животных, потому что на местах у людей абсолютно отсутствует информация. Люди не знают о стерилизации, кастрации, вакцинации, не знают, куда обратиться, если их животное попало в отлов. Необходимо развивать информационную составляющую этого закона. Мы как волонтеры, бывает, обращаемся в МВД, я лично писала заявление по камерам в Манжероке: мужчина на машине, которую можно было легко определить, выбросил коробку со щенками… Мне пришел отказ в возбуждении дела только потому что не увидели злого умысла в действиях этого человека. То есть, оставление в опасности животного (возле дороги с интенсивным движением), о чем в законе прописано, не считается злым умыслом? И мы постоянно сталкиваемся с таким, это непробиваемая стена, им проще отписаться от нас, чтоб мы отстали.
Мы за то, чтобы не плодились бездомные животные. Они берутся откуда? Только от нерадивых хозяев. И необходимо в первую очередь начать работать с людьми, а работы никакой не ведется. Я живу в Майминском районе, в селе Усть-Муны. У нас пришел новый глава, человек неравнодушный, но он тоже ничего не знает про этот закон об отлове. Люди думают, что вот есть собака, вызвали отлов, собаку забрали и они о ней забыли. А она же вернется потом назад. Хотя у нас была единственная собака, чипированная, даже не мунинская, откуда она взялась… вот еще вопрос — откуда берутся собаки из других районов? Мы-то с этим боремся, мы эти бирки фотографируем, ищем, откуда животное взялось. Эту проблему необходимо решать. Почему в городе очень много собак, в Майме? Потому что здесь их выпускают, видимо. Не придет собака из Усть-Коксы сюда. Давайте с людьми работать, люди у нас, можно сказать, темные. Давайте стенды какие-то информационные на каждое поселение делать, большими буквами социальную рекламу вдоль Чуйского тракта вместо того, чтобы «Манжерок» рекламировать, который и без рекламы прекрасно проживет. Давайте будем учить ответственному обращению с животными в рамках этого закона. Давайте людей просвещать, начнем с детей, сколько мероприятий в школах проводится и волонтеры принимают активное участие в них. Дети неравнодушны, отзывчивы. Взрослый пройдет мимо, а ребенок подойдет и погладит. Дети несут корм, передают его волонтерам… Даже в мунинской школе все это есть. Но со взрослыми просто беда. И еще — давайте создадим прецедент в республике по жестокому обращению с животными со стороны хозяев. Вот была ситуация летом — мужчина, не знаю, хозяин или нет, при свидетелях взял собаку за ноги и бил ее об мусорный бак. Эта собака лежала у Михаила Владимировича (Коновалова, депутата Госсобрания, ветеринара, — прим.ред.). Естественно, инвалидизация собаки. Неравнодушные волонтеры собирали деньги, в Новосибирск на МРТ ее возили — это какие колоссальные затраты! Можно было раскрутить хотя бы этот случай на всеобщее порицание, найти этого человека, есть свидетели, подростки, девочка. Это же вне закона, получается, что на глазах детей такое делается. Нет, тишина. Ничего не можем добиться совершенно. Еще вопрос — сталкиваемся с тем, что очень дорогие ветеринарные услуги. Ну, сделайте вы малоимущему населению какую-то такую льготу, чтоб была подъемная сумма. Дорого это — простерилизовать собаку, даже 1600 для бабушки с учетом льгот — нереально. И вот предложение — не знаю, может быть, это утопия, но возможно сделать какой-то передвижной пункт ветеринарный? По примеру флюорографического, стоматологического. И можно было бы ездить по районам, оказывать какие-то услуги, такая мобильная операционная, потому что 600 км доехать до города — очень затратно. (Возражают — в каждом районе же есть ветеринарная служба). Служба есть, но квалифицированные, грамотные ветеринарные услуги оказываются только здесь, сложные операции на местах сделать невозможно, потому что отсутствует простой рентген. К Михаилу Владимировичу едут из Алтайского края люди в том числе и потому, что у них там тоже нет рентгена…
Волонтерское движение в РА расширяется, даже за год проведена огромная работа, люди охотно вступают в наши ряды, объединяются, даже на местах. В Чемале организовалась своя группа, в Шебалино. Я призываю — давайте оставим своим детям доброе, без зла общество, давайте взвешенно подходить к этому вопросу. Да, действительно, существует такая проблема, ну кто будет решать вопрос об умерщвлении несчастного животного?

Отстрел проблему не решит

Елене ответили, что «будут разработаны нормативно-правовые документы, будет приказ по определению критериев мотивированной и не мотивированной агрессивности. Не надо думать, что мы принимаем закон и все ветеринары кинулись сразу «мочить» всех собак, как у многих мнение складывается. Нет, это будет выборочно.
Вы же понимаете, что есть определенная категория животных, которые отлавливаются, неоднократно алабаев отлавливали, этих животных до сих пор содержит сам отловщик у себя на территории, куда их отдать? Десять дней животные будут содержаться в пунктах временного содержания, найдутся желающие пристроить — ради бога, забирайте, в первые десять дней никто не будет эвтаназию проводить, но в последующие дни — куда ее, эту собаку, в деревне? Сами поймите, если например, алабая выпустить — он же скот потом подавит массово… Это все будет выборочно и сотрудники администрации будут участвовать в комиссии по принятию решений, что делать с этими животными».
Елена считает, что в рамках нашей небольшой республики можно навести порядок, запретив брать и разводить больших собак людям, которые не имеют соответствующей лицензии. Павел Козлов ответил на вопрос о том, почему собак выпускают после отлова не там, где отловили — по его мнению, людям не нравится, когда у их дома бегает собака, они их прикармливают, а затем на автомобиле увозят куда-нибудь и выпускают, уезжают: «А потом товарищи волонтеры смотрят бирку и претензии предъявляют — у тебя собака должна быть выпущена в городе, почему она в Соузге?» «Болевыми точками», где всегда много собак, он назвал такие локации как конечная остановка Кызыл-Озека, лыжная база, взвоз, детская больница, конец Маймы (Карлушка), ул. Карьерная, 10, в Майме… Потому что сами люди не хотят нести ответственности за своих животных, им проще их выкинуть… Тем более, сейчас эвтаназия запрещена — когда человек приходит с собакой в ветклинику и просит усыпить, ветеринар отказывает, так как это законом наказуемо. И тогда человек избавляется от собаки. Его проблема решена, но общественная проблема остается и усугубляется».
Елена уверена, что отстрел не решит проблему — будут появляться новые и новые брошенные собаки, конвейер не остановится, пока не начнут глобальную работу с людьми.
Что думают по поводу эвтаназии собак депутаты, в том числе имеющие собак, в том числе ветеринары по профессии? Есть ли гуманизм в эвтаназии? Продолжение в следующем номере.

Инна Жулаева

Post by admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *