Садики в Майминском районе: построить нельзя отказать и закрыть нельзя сохранить?

Садики в Майминском районе:
построить нельзя отказать и закрыть нельзя сохранить?

В редакцию «Сороки» обратилась депутат Майминского района Валентина Лавинишникова. Вокруг ее фигуры в последнее (да и предпоследнее) время не стихают споры, ей приписывают некие непонятные действия и предвзятое отношение к некоторым лицам. В соцсетях и чатах обсуждают, кто что сделал, сказал и подумал, тем самым рождая новые и новые версии. Валентина Андреевна решила лично разъяснить несколько моментов через нашу газету, чтобы жители Дубровки (это ее округ) и Майминского района в целом из первых рук узнали ее точку зрения на ряд вопросов.

— Первое, о чем бы я хотела рассказать — ситуация вокруг детского сада «Ягодка». Многие знают, что конфликт с тогда еще новым руководителем этого учреждения начался в 2021 году. Ко мне как к депутату обратились работники этого детсада, пожаловались на неисполнение своих обязанностей и грубое отношение к подчиненным со стороны руководителя Елены Бедеевой. Под заявлением подписались 18 человек. Говорилось в заявлении также о нехватке и несвоевременном обеспечении методической литературой, канцелярией, о плохом состоянии спортинвентаря, о несвоевременном доведении до работников информации о конкурсах, несвоевременном и неверном составлении табелей рабочего времени, а также способности сталкивать лбами работников и прочем. Эта бумага у меня есть.

Премии и увольнения

Я это обращение озвучиваю на сессии Майминского районного совета депутатов, через какое-то время представитель профсоюза коллектива детского садика мне звонит и сообщает, что вроде как конфликт исчерпан, с руководителем они примирились. Ну и замечательно, все хорошо. Это был декабрь 2021 года, а в сентябре 2022 года стало известно, что из садика уволились 15 человек (в штатном расписании было 23 человека).
Проходит время и в феврале 2023 года работники снова обращаются ко мне, из подписавшихся в тот раз восемнадцати почти все уволились, осталось три человека. Они рассказали, что им не выплатили премиальные, точнее, выплатили, но в весьма разных суммах: например, кто-то, отработав четыре месяца, получил порядка 40 — 70 тысяч рублей премии, а кто-то, отработав порядка восьми лет — по три тысячи. Конечно, это возмутило людей.
Забегая вперед, скажу, что данный факт (выдачи очень разных по сумме премий по непонятным основаниям) подтвердился проверкой прокуратуры. Ну а тогда я как депутат записываюсь на прием к главе района Петру Громову и к прокурору Майминского района. Я ведь не могу сама никакие проверки проводить, это прерогатива работодателя и надзорных органов. На прием мы идем вместе с членами детсадовского коллектива. В числе прочих жалоб они озвучили такой момент: в садике существует группа кратковременного пребывания детей, но она вообще не работает, хотя работники в ней числятся и получают зарплату…
От управления образования района был получен ответ, что проверка показала, что все хорошо, нарушений нет. Прокуратура же вынесла представление в связи с неправомерным начислением премий, и в целом были найдены и зафиксированы нарушения. Но после этого началось давление на тех, кто обращался в органы, со стороны администрации детского сада. Начались якобы написанные от коллектива служебные записки, докладные записки, коллективные обращения. При этом те самые три фигуранта, которые вдруг стали «плохими», работали в учреждении помногу лет и насколько я знаю, претензий к ним до этого не было.
Отмечу, что после увольнения 15 человек заведующая набрала новых людей и предполагалось, что это «ее люди». Соответственно, на стороне заведующей в какой-то момент оказалась большая часть коллектива.
Когда трое работников пожаловались мне на притеснения со стороны руководства, я спросила, чем они могут подтвердить свои слова. Тогда они стали фиксировать с помощью аудио- и видеозаписи то, что говорила или делала в их отношении руководитель. Так, имеется запись, где слышно, как женский голос, по уверениям сотрудников, принадлежащий заведующей детсада, говорит нечто вроде «боже мой, три человека! Да я 15 уволила! А вы тут собрались… Да мне Громов лично вашу записульку привезет и вы отсюда полетите все». Я эту аудиозапись скинула Громову — чтобы послушал, что и как говорит его подчиненная. Правда, какой-то внятной реакции от него не последовало.
Трое неугодных все еще оставались работать и, видимо, была поставлена задача их из коллектива убрать. Результатом одной из таких попыток стала госпитализация прямо с рабочего места одной из сотрудниц садика. У нее подскочило давление, стало плохо и ей вызвали скорую. Другие сотрудники снимали на видео, потом скинули мне и там на вопрос фельдшера о том, что случилось, работница говорит — заведующая довела.
Пострадавшей женщине оказали первую помощь, дали сигнальный лист о вызове скорой, она ушла на больничный, обратилась в полицию и прокуратуру. Всю эту информацию также скинули мне, я, в свою очередь, скинула все это в нашу группу депутатов райсовета, так как райсовет является работодателем главы района, с тем, чтобы коллеги-депутаты ознакомились с ситуацией в детском саду. От коллег реакции не последовало, хотя, как показали последующие события, некоторые коллеги были более чем в курсе творящегося…
Следующая плановая сессия райсовета и я выступила насчет обстановки в районном образовании, в том числе в детском саду «Ягодка». Глава района Петр Громов после моего выступления сказал, что на меня со стороны руководителя садика будет подано исковое заявление в суд. Что ж, говорю я, это ее право. Петр Валерьевич также отметил, что я вижу только одну сторону конфликта, а в позицию другой якобы не вникаю. Я в ответ предложила ему самому вникнуть и разобраться в происходящем как с премиями, так и с неработающей группой кратковременного пребывания. Насколько мне известно, вскоре после этого группу закрыли — был получен ответ министерства образования по этому поводу.

Про «мертвые души»

Тут, наверное, нужно сделать некоторый экскурс в прошлое, я на сессии довела до сведения коллег, что проблема с данной заведующей не началась с детсада «Ягодка», и напомнила, что еще в 2018 году, когда был избран наш предыдущий созыв (я там тоже была), ко мне обратились работники садика «Колосок», там на тот момент руководила та же женщина, что и впоследствии в «Ягодке». Хотя это не мой округ, но люди обратились ко мне и жаловались на разнообразные нарушения, в том числе и на наличие «мертвых душ» в зарплатных ведомостях. На тот момент прокурором района была Наталья Старчак, к ней и обратились работники садика и принесли квиток с теми самыми «душами». Как мне известно со слов работников сада, в отношении заведующей было заведено уголовное дело, но его закрыли в связи с тем, что материальный ущерб был полностью возмещен. По моим сведениям, устойчивость данной дамы к разного рода проверкам связана с наличием у нее определенных связей в определенных кругах.
Тогда меня пригласили к главе района (им в тот момент был Роман Птицын) и Ольга Абрамова, замглавы района по социальным вопросам, стала меня отчитывать — мол, это даже не ваш округ, зачем лезете? Но ведь ко мне обратились люди. Кстати, никогда не озвучиваю данные обратившихся, пишу от себя запрос, где указываю, что ко мне поступила информация на определенную тему и прошу ее проверить.
Об этом и рассказала главе района. Чиновницы из управления образования стали говорить, что все проверки пройдены успешно, но я на тот момент знала, что самая главная проверка еще идет, ведь я дошла до министра МВД по РА и он попросил при повторении сигнала от жителей обращаться к нему напрямую. В итоге было возбуждено то самое уголовное дело и заведующую детским садом «Колосок» попросили уволиться. Когда дело было закрыто по возвращению денежных средств, ее поставили руководить другим детским садиком, причем как раз на мой округ. И началась история с «Ягодкой».
Считаю, о многом говорит тот факт, что когда Бедеева принимала детсад, там был давно и прочно укомплектованный штат, работали профессионалы и родители с удовольствием вели деток в садик, даже была очередь туда. По приходу же новой заведующей, как я знаю, начались конфликты не только с сотрудниками, но и с родителями, они стали переводить своих детей в другие дошкольные учреждения.

 

Конфликт имеется, заведующая должности не соответствует?

Теперь вернемся к нашим дням. После моего выступления на сессии Елена Бедеева действительно написала исковое заявление на мое имя (это был март 2023 года). Кроме того, снова на давление со стороны администрации садика пожаловались и сотрудники, и родители, они организовались в группы и стали писать обращения в вышестоящие органы, вплоть до президента страны. Понятно, что в детском саду пошли бесконечные проверки. В это время приезжает депутат Госдумы от Республики Алтай Анжелика Глазкова. Мы вместе с сотрудниками и родителями из «Ягодки» пришли к ней на встречу, она же, в свою очередь, обратилась напрямую в прокуратуру РА и в Министерство образования РА. В Минобре ей дали ответ, где было сказано, что «в детском саду имеется конфликт между отдельными работниками и заведующей. Данный конфликт возник на почве неприязненных личных отношений. Воспитатели неоднократно обращались в Управление образования МО «Майминский район», в прокуратуру Майминского района на действия (бездействия) заведующей. В отношении Бедеевой Е.А. проводились служебные проверки, по итогам которых ее привлекали к дисциплинарной ответственности. Министерством предложено Учредителю детского сада рассмотреть вопрос о соответствии (не соответствии) занимаемой должности заведующей Бедеевой Е.А.».
Отмечу, что с данной женщиной мы практически не знакомы лично, до суда виделись буквально один раз. Обвинила она меня в том, что я якобы распространяю в соцсетях сведения, порочащие ее честь, достоинство и деловую репутацию, требовала опровержения этих сведений в соцсетях же и 50 тысяч рублей компенсации. Предполагаю, что судебная тяжба от имени Бедеевой была затеяна определенным кругом лиц для того, чтобы перед выборами в районный совет депутатов, что называется, выбить меня из колеи и бросить тень на мою деятельность. В этой точке зрения меня укрепляет тот факт, что в сентябре 2023 года, в канун выборов, истица свой иск отозвала в полном объеме. Я же была избрана депутатом снова.
Жители нашего поселка Дубровка стали спрашивать — будем заново поднимать вопрос о строительстве комплекса детского сада, будем решать вопрос? А у нас там вообще нет детского сада, а начальная школа находится в здании клуба, это больной вопрос, и когда в марте 2022 года у нас на главу Майминского района избирался Петр Громов, я этот вопрос на встрече с ним подняла — нам бы, мол, комплекс для детского сада и для начальной школы, со спортивным залом, современный такой. Он сказал — да, будем строить, приложу все силы. Затем у нас проходили сходы села, где жители Дубровки ему тоже говорили про эту тему и он не отказывался от своих слов, говоря, что, мол, вот сейчас в другом месте достроим и тогда в Дубровку придем. Но время шло, а дело не двигалось. Когда в первый раз в республику приехала, только избравшись, Анжелика Глазкова, мы с ней вместе были в школе нашей, мы ей все рассказали и показали и она потом делала депутатский запрос в Минпросвещения РФ и ей ответили в том духе, что просто от Республики Алтай нет заявки, как только она будет — Министерство готово строить. Я тогда снова к Громову, он говорит — как я буду подавать заявку, у меня и так недостроев много, куда еще? Денег нет, вы же понимаете… А параллельно разве строить нельзя? В общем, мы тут не договорились, по моему мнению, он этот вопрос, что называется, «заволокитил».
После наших выборов я пошла на прием по личным вопросам к сенатору Полетаеву. Там нужно свои вопросы подавать заранее, и я туда шла с двумя темами — детский сад «Ягодка» и строительство образовательного комплекса в Дубровке. Поэтому неудивительно, что раз дело касалось социальных аспектов, была приглашена так же замглавы района по социальным вопросам Ольга Абрамова. По комплексу в Дубровке она сказала, что строить его нецелесообразно — якобы там очень мало детей, в этом комплексе нуждающихся, и назвала цифру 36. Не знаю, откуда она эту информацию взяла, у меня был список из 80 дошколят. В итоге Полетаев мне сказал, что отлично знает Дубровку и то, насколько она разрослась в последнее время, и готов способствовать строительству комплекса на федеральном уровне, но необходима «отмашка» от местной власти.
Еще в 2019 году инициативная группа родителей нашего села ходила прием к Главному федеральному инспектору по РА, тогда это был Дмитрий Колозин, и говорили о необходимости строительства детского сада именно в селе. Вроде бы мы и недалеко от Маймы расположены, но автобус ходит раз в час, а личный транспорт есть не у всех, и если собрать даже 36 детей с мамами на автобусной остановке, они просто физически в автобус не войдут. Колозин тогда предложил подумать о способах доставки детей в Майму, родители согласились, но прокуратура обратила внимание на то, что школьников можно (и даже, насколько я знаю, обязательно) доставлять автобусом к месту учебы, а про дошколят такой нормы нет и организовать такое незаконно. И вопрос так и остался открытым.

 

«Дестабилизирует, клевещет, порочит»

Так вот, после разговора с Полетаевым я записалась на прием к Главному федеральному инспектору по Республике Алтай, в тот момент его обязанности исполняла Ольга Казакова. Мы пришли с инициативной группой, Ольга Александровна нас узнала. Озвучили мы и проблему с «Ягодкой», говорили о резко упавшей посещаемости — вообще, наполняемость садика 60 детей, но как на тот момент сказала глава районного управления образования, уже 45 детей, из них ходит 27 детей, но в иной день может прийти и 15 человек в трех группах. То есть, из-за дрязг количество детей сильно сократилось, родители озвучили свои недовольства по этому поводу — мол, садик на грани закрытия, а никому дела нет. Я озвучила также свои предположения о дружеских отношениях заведующей садика с руководством района.
После нашего похода снова начались проверки в садике и выяснилось, что имеет место конфликт в коллективе уже между «новенькими» сотрудниками и руководителем, которых эта руководитель принимала на работу сама. Как мне рассказали потом, одна из сотрудниц написала докладную на Елену Бедееву и это стало последней каплей — заведующей «Ягодки» предложили или уволиться, или быть уволенной (со слов сотрудников). Конечно, она ушла по собственному желанию, это было в декабре 2023 года. Насколько мне известно сейчас, там новая заведующая.

Как я полагаю, после похода к ГФИ были приняты какие-то меры в отношении упомянутых нами лиц и эти лица стали думать, что делать с таким депутатом как я. Так, в ноябре 2023 года в мандатную комиссию при Майминском районном совете депутатов поступили обращения от троих человек — заместителя Главы Майминского района Абрамовой, начальника районного отдела образования Шмаковой и заведующей детским садом «Ягодка» Бедеевой. В них говорится, что я дестабилизирую обстановку в образовательных учреждениях, обращаюсь в разные инстанции с жалобами, что я клевещу в адрес Абрамовой, обвиняя ее в нежелании строить комплекс детский сад — начальная школа в Дубровке, распространяю не соответствующие действительности и порочащие деловую репутацию Бедеевой сведения и так далее.
В конце декабря состоялась комиссия. Абрамова на нее не пришла. Шмакова, выступая, говорила в числе прочего, что «в обращениях депутата наблюдается безапелляционность, то есть излишняя категоричность в суждениях, стремление верить своим убеждениям».
Также было сказано, что в Майминском районе дети учатся в две смены, есть опасность введения третьей, есть масса вопросов по школам, а управление образования вместо того, чтобы решать эти вопросы, вынуждено силы тратить на ответы жителям села Дубровка. Четыре года они отвечают на обращения по детсаду «Ягодка», к этим ответам подключены несколько специалистов, которые тоже тратят свое время… Есть видеозапись этого выступления, оно длинное, но общий смысл, по моему мнению, таков — и без того проблем выше крыши, а еще и Лавинишникова бегает отвлекает.
В итоге один из депутатов ее спрашивает — что вы хотите-то? Она отвечает нечто вроде — чтобы вы повлияли на Валентину Андреевну, чтоб она больше не поднимала вопрос о строительстве детского сада и при этом чтобы людям объясняла, что денег на такое строительство нет.
В конце этого выступления спикер райсовета спросил у меня — вам есть что сказать? Я ответила, что поднимала не один год, поднимаю и буду поднимать этот вопрос. У нас дети играют на дороге, у нас нет кружков, вследствие незанятости ничем полезным и случаются вот эти массовые драки с участием наших детей… Почему этого-то никто не слышит и не поднимает эти вопросы? Жители Дубровки, которым сейчас за 50, ходили в детский сад в Дубровке, закрыли его в 90-е и до сих пор власть никак не решает вопрос, а у нас там уже свободных участков нет, и садовое товарищество к нам присоединили, и село Рыбалка — вот оно, рядом. Если бы садик появился — я уверена, там бы мигом заняли все места, что в плане детей, что в плане рабочих должностей. Этот садик востребован, я уверена в этом, да и дубровчане тоже.
Другой депутат, вроде бы поддержав меня в плане привлечения внимания к проблемам, заявил, что я перехожу на личности и пригрозил найти запись моего выступления в райсовете и привлечь меня к уголовной ответственности.
Я считаю, что он сам как раз перешел на личности, слушать это я не захотела и покинула заседание комиссии.

 

Два разных решения одной комиссии

В конце дня я попробовала узнать, какое по мне было вынесено решение. Как мне сказал человек, который там присутствовал, было решено, что я должна принести извинения так называемым потерпевшим в течение 30 дней, а если я этого не сделаю, то меня якобы лишать права голоса на сессии. Это вообще правомерно? Есть такая мера воздействия на депутата?
Но когда я получила на руки решение мандатной комиссии, то увидела, что там указано, что мне просто рекомендуется принести извинения. Ни сроков, ни контрмер не указано.
Но и это еще не все. По данному поводу в райсовет и к главе района коллективно обращались мои избиратели и им в ответе за подписью председателя райсовета (он же — председатель мандатной комиссии) указаны эти 30 дней: «Руководствуясь частью 26 раздела V Решения Майминского районного Совета депутатов от 24 июня 2021 года № 27-8 «Об утверждении Положения о депутатской этики, депутатов Майминского районного Совета депутатов», депутат обязан выполнить решение, принятое Мандатной комиссией, в срок не позднее тридцати дней со дня его принятия. Если в указанный срок решение не будет выполнено, Мандатная комиссия передает соответствующие материалы в Майминский районный Совет депутатов для принятия к депутату мер воздействия в соответствии с компетенцией Майминского районного Совета депутатов».
И вот интересно, почему такие разные два ответа? Собираюсь выяснить этот момент. К тому же, считаю, что извинения мне приносить не за что.
После заседания мандатной комиссии была сессия, где я снова публично спросила у главы района, будет ли строиться садик в Дубровке. Нет, сказал он, потому что в Майме садики стоят полупустые. А зачем строили тогда? А Дубровка-то здесь причем?
Валентина Лавинишникова отмечает, что никаких личных целей не преследует, обращается в органы в установленном законом порядке только когда к ней обращаются избиратели.

Подготовила Инна Жулаева

Подтверждающие документы предоставлены Валентиной Лавинишниковой

Если указанные в тексте персоны пожелают изложить свою точку зрения на вышеописанные вопросы на наших страницах, «Сорока» готова предоставить им такую возможность.

Post by admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *